29.12.2005

К предыдущему посту.

Прекрасное кино про Багдадского вора просмотр которого совпал с посещением выставки Pixar, в рамках которой и показывали кино. Видимо, "конец прекрасной эпохи, начало нового мира".
Выставка ужасна по нескольким причинам. Во-первых, получая деньги от государства, многочисленных спонсоров и от продажи недешевых билетов, один из крупнейших музеев современного искусства активно учавствует в самой жалкой вариации на тему «торговцы в храме»: устраивает выставки майнстримовым коммерсантам. Зачем это нужно? Собирают дотации на организацию некоммерческой выставки австралийских аборигенов или рисунков слепых детишек? Просто и без затей: выполняют работу, отведенную любому современному музею: выдают бирку о бессмертии, бесценности жизни и творчества, абсолютной победе и вечном блаженстве.
Разница между русским музеем, который в начале смутных 90-тых устраивал выставки за денежку бывшим соотечественникам (недорого и почетно) и Момой в том, что Нью Йоркский Храм имеет дело с настоящими богачами. Эти, скорее всего, вообще ничего не платят за участие. Зато бирки, выданные Момой, абсолютно ликвидны и могут быть мгновенно ковертированы в твердую валюту.
Выставка Pixar: 20 Years of Animation наполнена серыми пластиковыми моделями злобных рыбок из коммерческой анимации, типа A Bug’s Life, Toy Story 2, Monsters Inc., Finding Nemo, The Incredibles, Cars.
По стенам гордо развешаны многократно растиражированные рисуночки наемных художников: анонимные, профессиональные и бессмысленные.
Зритель может познакомиться с чудесами цифровой анимации, узнать как отцифрововаются расчерченные на квадратики модели голов персонажей, как заливаются в компьютер, как они «оживают» в цифровой реальности.
В фильме «Багдадский вор», один из персонажей – пресмешной толстяк папа Прекрасной Принцесы, за которой охотиться черный визирь – злой волшебник. Папа был увлеченным коллекционером механических игрушек. Именно эта страсть и погубила его. Сначала он выменял у злобного визиря механическую лошадь на собственную красавицу дочь, а затем был убит механической куклой, с которой попытался войти в близкие отношения.
Выставка Pixar напоминает зомбированного папашу, ожившего после неудачного соития с механической подружкой. Его страсть к заводным игрушкам, после собственной смерти расцвела пуще прежнего, но лишилась добродушного оттенка детской игры и тайны.
Вместо магии – профессиональный метод.
Вместо искусства – успех.
Вместо сказки - большой кассовый сбор.
Вместо тайны - вереница торговых марок.
В заключении, еще одна цитата из Евреинова:
"ТОска машины, отливающей сальные свечи, когда повсюду уже электричество, - машины, владелец которой умер, позабыв остановить завод, и машины, которая все работает и работает, заржавевшая, скрипучая, громадная, неуклюжая, решительно никому не нужная."

Share to Facebook
22:54   МЕТКИ:



Оставить комментарий

(required)

(required)