24.01.2006

Политические документалки.

Вчера посмотрели Why We Fight? .
Фильм про ВПК, американскую империю, угрозу демократии. Один в ряду политических документалок, появившийся как продолжении супер успешного «9-11» Майкла Мура.
Казалось бы, что мы тут не видели?
Однако, кино, очень достойное! Интонация: спокойная, вежливая и печальная. Ни какой балаганной истеричности: "А вы то и не знали!? Вас, голубчиков, оболванивали?" Такая комедия ошибок. Никаких дешевых эффектов, вышибание слезы и клоунады. Ощущение предначертаности и эпичности.
Фильм начинается со знаменитой речи Эйзенхаура, в которой он, уходя с президентского поста, предупреждает сограждан об опасности потери Республики и Демократии, если им не удастся обуздать и контролировать Военно-Промышленный Комплекс.
" A vital element in keeping the peace is our military establishment. Our arms must be mighty, ready for instant action, so that no potential aggressor may be tempted to risk his own destruction.
Our military organization today bears little relation to that known by any of my predecessors in peacetime, or indeed by the fighting men of World War II or Korea.
Until the latest of our world conflicts, the United States had no armaments industry. American makers of plowshares could, with time and as required, make swords as well. But now we can no longer risk emergency improvisation of national defense; we have been compelled to create a permanent armaments industry of vast proportions. Added to this, three and a half million men and women are directly engaged in the defense establishment. We annually spend on military security more than the net income of all United States corporations.
This conjunction of an immense military establishment and a large arms industry is new in the American experience. The total influence -- economic, political, even spiritual -- is felt in every city, every State house, every office of the Federal government. We recognize the imperative need for this development. Yet we must not fail to comprehend its grave implications. Our toil, resources and livelihood are all involved; so is the very structure of our society.
In the councils of government, we must guard against the acquisition of unwarranted influence, whether sought or unsought, by the militaryindustrial complex. The potential for the disastrous rise of misplaced power exists and will persist.
We must never let the weight of this combination endanger our liberties or democratic processes. We should take nothing for granted. Only an alert and knowledgeable citizenry can compel the proper meshing of the huge industrial and military machinery of defense with our peaceful methods and goals, so that security and liberty may prosper together."
Напомним, что Эйзенхаур – профессиональный военный и стоял у истоков американского ВПК. Практически он его и создал, во время 2-ой мировой войны.
Если в фильмах Майкла Мура Америка населена добрыми и бедными людьми, которых грабит жуликоватая банда Буша-Чейни, то в фильме Жарески, системный кризис американской демократии является практически неизбежным результатом внутренних причин. Простой заменой одной президентской команды на другую ничего не добиться.
Фильм показывает насколько прочно интересы ВПК увязаны с интересами парламента, бизнеса и, в конце концов, с интересами каждого американца.
Если все без исключения русские бизнесы делаются на мелочь, оставшуюся вокруг торговли нефтью и газом, то все без исключения американские на пыль вокруг гигантского Военно Промышленного Комплекса. Существует система легальной коррупции, встроенной в "демократическую систему", которую не возможно остановить простой сменой персонажей в белом доме. Но главное, то о чем говорил Эйзенхауэр, и до него Джордж Вашингтон, военной промышленный комплекс и постоянная армия - это самостоятельное, сложно устроенное социально-экономическое тело, которые почти не возможно контролировать. По крайней мере, в рамках гражданского общества.
Для того, чтобы выжить ВПК должен продолжать расти. Для того, чтобы расти, ему нужны бюджеты. Война это самой прибыльное вложение средств. У нее единственный клиент - Американское правительство. Для того, чтобы гарантировать бесперебойные инвестиции нужно установить сеть доверия: от корпораций, заинтересованных в продолжении экспансии на "освобожденные рынки" новых стран, до граждан, получающих работу на все новых и новых оборонных предприятиях.
Когда то меня поражало в СССР, где почти вся бесчисленная армия "инженеров" , ученых и рабочих работали на войну. Зоны гражданской жизни, казались несоразмерно маленькими.
В фильме есть персонаж, перекликающийся с женщиной, у которой убили в Ираке сына , героиней "9-11" Майкла Мура.
Старый дедок - бывший полицейский и ветеран Вьетнамской компании, человек из народа, с сочным языком нй предместий, потерял в Близнецах сына.
В начале фильма с очень характерной, много раз мной слышанной интонацией, говорит:
"Какого черта! Кто то должен же за это ответить! Ирак, говорите, ну так давайте долбанем по нему так, чтобы мало не показалось!"
Пытаясь увековечить память сына, пожилой человек, скорбящий отец, вступает в переписку с американскими летчиками в Ираке и упрашивает их написать на одной из бомб имя своего сына и прислать ему фотографию бомбы.
Затем в фильме показана реакция деда на заявление Буша о том, что в Ираке не нашли оружия массового уничтожения, и что Ирак не был напрямую связан с аль-каедой.
Кадры пресс-конференции Буша, которые я никогда не видела. Буш хихикает и жеманно добавляет: "Но мой премьер-министр говорил, что связаны. Вам стоит спросить у него".
Показано лицо рассвирепевшего отца, которого по его словам "использовали в личных целях". Особенно про бомбу с именем сына...Совсем не удобно получилось. Возможность того, что она грохнулась куда то в огород и прибила детишек и мамаш, неприятно скребет под ложечкой и сводит скулы.
Замечательный опрос американцев на улицах : «За чем мы воюем в Ираке?» Ответы поражают своим разнообразием: «За нефть, За Родину. За свободу. Они взорвали наши дома в Нью Йорке. Значит кому то выгодно воевать. Лучше бы не воевали. Я не знаю. Никто не знает. Вам никто не скажет правду.»
Эксперт из Пентагона, комментируя такой разброс мнения американцев, говорит о том, что официальная политика и мнение улицы разошлись так далеко, что перестали осознавать существование друг друга. Такого, конечно, не было во время 2-ой мировой. Во-времена Вьетнамских протестов ситуация тоже была совсем другая.
Америка Жарески чем то напоминает клан Карлиони. Замечательные сильные, почти библейские люди, создали гигантскую машину, которая проглатывает их. Причем процесс исчезновения проходит при включенном свете, под пристальным взглядом главного героя. Как будто умирающий с любопытством проводит собственное вскрытие.
Договариваюсь на интервью с Жарески. Очень хочется посмотреть, как такой человек может выглядеть.

Share to Facebook
22:59   МЕТКИ:



Оставить комментарий

(required)

(required)