12.03.2006

Кто такой художник.

Во второй раз посетила собрание русскоязычных художников-поэтов и примкнувших заинтересованных лиц.
Устроители:Михаил Эпштейн, Леонид Пинчевский и Виталий Комар собирают всех желающих поговорить о проблемах современного искусства в 10 минутах ходьбы от моего дома в помещении русскоязычного журнала в НЙ.
Заседания начинаются докладами организаторов, затем следует обсуждение. Сегодня присутствовал Борис Гройс в сопровождении дам.
Гройс напоминает медицинское светило, зарабатывающее на жизнь частной практикой.
Ему хочется доверить лечении опасных и даже неизлечимых недугов. Он разговаривает вкрадчиво и доверительно, мол: «не беспокойтесь, милочка! Теперь, когда вы наконец оказались в руках профессионала, все будет в порядке.»
Михаил Эпштей - эрудированный сухонький человечек, с азартом развивающий витиеватые культурологические теории.
Рыжий клоун - Леонид Пинчевский - грустный, закомплексованный человек, прочитал длинное сбивчивое сочинение «в соавторстве с Ницше», щеголяет московскими знакомствами и успешно расписывает барочными гадостями многочисленные казино и частные покои американский бонз.
Аудитория состояла из неудавшихся (молодых, не пробившихся, отчаявшихся и еще питающих надежды) "соотечественников заграницей" и их успешных собратьев.
Обсуждалось роль художника. Кто он и как мы решим, что «он – это он».
Насколько я понимаю, присутствующие более менее согласились с тем, что «художники – это такие специальные существа с проблемами, которые они изживают с помощью искусства».
«Контролируемое безумие» так сказать.
Частные терапевтические практики.
Посещение подобных мероприятий, убеждает меня, что совместная работа с группами типа ХУЯ ДСПА - единственный осмысленный вид деятельности в качестве "художника".

Share to Facebook
20:16   МЕТКИ:



Оставить комментарий

(required)

(required)