24.05.2007

Документальное кино про Гарри Каспарова и его матч против Дип Блю.

"Game Over: Kasparov and the Machine"

kasparov

Состязание между человеком и машиной было совсем не дружелюбное. Каспаров сражался не только с компьютером, но и корпорацией IBM, выступившей, по словам агента Каспарова, едина во всех лицах: «она была и промоутером, и организатором, распорядителем, держателем ключей, укротителем прессы...»
Каспаров предполагал, что матч станет любопытным научным экспериментом, а оказался в эпицентре корпоративного суперпромоушена, стоимостью в миллионы долларов. Человек из команды разработчиков Дип Блу на вопрос: «что бы было, если бы Гарри выиграл?» - ответил: «Мы бы все оказались в Дип Шит».
@@
Почти у всех ключевых участников проекта со стороны IBM, дававших интервью в фильме, значилась подпись: «ex-». Можно предположить, что им полагались вполне жирные премиальные в случае победы, которые позволили осуществить главную американскую мечту «раннюю пенсию».
IBM, по словам журналистов, комментаторов и самого Каспарова, пустило в ход все имеющиеся средства: от психологического манипулирования, до контроля прессы и прямого давления.
Сотрудники IBM блокировали все перемещения по зданию, отказывались предоставить Каспарову логи программ, не давали посмотреть на компьютер, который стоял в закрытой комнате.
Кроме многочисленных специально устроенных, по словам агента Каспарова, гадостей, которые выводили его из себя, не давали сосредоточиться, факт «невидимости машины», «неуловимости соперника» был главной причиной депрессии.
Кажется он сказал, что компьютер без человека, как бы быстро он не считал – просто глуп, но компьютер вместе с человеком, даже если этот человек и не гениальный программист, практически не победим.
Описывая, как Каспаров проиграл решающий раунд, журналист, освещавший матч сказал: «Гарри проиграл очень по человечески. Это как если бы игрок в бейсбол, отбивая удар, взял биту не тем концом.».
Боссы IBM во время вручения награды, почему то запретили улыбаться всей команде своих программистов.
Получилось печальное зрелище: стройный ряд анонимных дядек в пиджаках, с кислыми лицами под недовольное «бу-бу-бу» зрителей.
Я уверена, что IBM не передергивало карты, а ужас Гарри Каспарова, который корпорация, умела раздула и использовала, был вызван необъяснимым для него «поведением» машины и полным отсутствием контекста, за который он мог бы ухватиться. Не было ничего: ни истории игрока, ни мотивов, ни даже человеческого лица перед тобой.
Одна из жалоб Каспарова, когда он хотел прекратить игру: «Я не могу это больше терпеть, мне уже все равно. Не хочется думать о том, как я должен пожимать им руку, после игры». Гарри имел ввиду одного из разработчиков, который вводил в компьютер информацию о ходах Каспаровым, получал от него ответы и двигал фигуры.
Поскольку мы с Ноэлем занимаемся программами имитирующими разговор, то у нас общие проблемы с командой Дип Блу. Только нам потенциально нужно выиграть поголовно у всех желающих поговорить с компьютером пользователей.
Никакого искусственного интеллекта, конечно нет и не будет, но сила примитивного быстрого обсчёта в сочетании с программированием паттерн, просто невероятна. Если количество вариантов приближается к количеству атомов во вселенной, это совсем не значит, что их нельзя пересчитать за доли секунды.
Что опять же не означает правомочности употребления слова «интелект».
Главное же - человек может думать, только в рамках определенного контекста. Поэтому было так легко манипулировать Каспаровым, который жаловался на отсутствие подготовки к матчу, так как не понимал, с кем будет играть. Каспаров сидел перед анонимным компьютерным оператором, передававшим и получавшим инструкции.
Так же как разговор имеет смысл только в определенном контексте, также не существует абстрактного неизменного языка, на котором можно разговаривать о чем угодно с кем угодно.
Технологии, как и прежде, рассказывают нам только о нас самих, позволяют осознать границы человеческого.
Каспаров же, вечный романтик, постоянный борец с анонимностью.
Начал как «простой советский человек» против серой машины коммунистической партии в лице Анатолия Карпова, потом Человек против Корпорации.
Замечательно, что выиграв у Карпова, он открыл дорогу не к чему то человечному и творческому, а именно к сражению (заранее проигранному) с безличным IBM.
И будет очень жаль, если Гарри Каспаров в очередной раз проиграет на скользкой российской политической сцене.

Share to Facebook
17:50   МЕТКИ:



Оставить комментарий

(required)

(required)