27.07.2008

Идеи детских книг

И примчалися на танке


Три орлицы-партизанки


И суровым промолвили голосом:


"Ты предатель и убийца,


Мародёр и живодёр!


Ты послушай, кровопийца,


Всенародный приговор:


НЕНАВИСТНОГО ПИРАТА


РАССТРЕЛЯТЬ ИЗ АВТОМАТА


НЕМЕДЛЕННО!"


Абсолютно гениальная идея переиздать и проиллюстрировать


Корнея Чуковского - продаваемого миллионными тиражами столпа


российской коммерческой детской литературы.


Наш родной нерушимый заслон на пути диснеевской мути.


Издать и посмотреть: запретят или нет.


Потому что могут ведь и Чуковского запретить.


Хотя это будет и смешно, конечно.


via [info]guprus



Share to Facebook
15:27   МЕТКИ:,



Комментарии

  1. avatar a_chromosome says:

    Хорошая книжка получится, отличных зашитников Родины воспитает!
    истинных патриотов.

    1. avatar nikadubrovsky says:

      хорошие защитники и истинные патриоты – это разные звания.

    1. avatar nikadubrovsky says:

      - Платите за журнал аккуратно и помните, что жизнь прекрасна, – сказал великий писатель.

      рассисткая книжечка.
      Но , рисунки хороши. Ничего не скажешь.
      Где ты ее нарыл?

      отличный, кстати, проект http://suggestive.ru! Ты бы его продолжал.

  2. avatar bortnik says:

    Юдин, вообще-то прав: сказка действительно вульгарная и пошлая. Написана в духе расизма – типа, есть звери априори хорошие, есть звери априори плохие. Идельная почва для внедрения в детские головы нацизма, кстати. Чуковский, как любой конъюнктурщик, перестарался, выполняя социальный заказ – сам марксистским идеям не симпатизировал (читая дневники его семейства, удивляюсь, как их с женушкой не пересажали-то за антисоветскую агитацию), но изображал что-то в духе. Если настроения советского общества мирного времени он угадывал более-менее четко, то в военное время он стихийный низовой “антинемецкий” настрой воспринял как политику партии и промахнулся. Впрочем, не он первый и не он последний – практически всю интеллигенцию пришлось осаживать от ура-патриотических настроений в духе “убей немца”. Это ж, черт возьми, какую глупость и вульгарность надо написать, чтобы осаживал не кто-нибудь, а сам директор Института философии!

    1. avatar nikadubrovsky says:

      на самом деле, Чуковский писал книжки в духе народной массовой культуры – кино.
      Предъявлять ему претензии на тему остсутвия психологических ньюансов в персонаже, не правильно.
      В немых фильмах у персонажей нет ньюансов по системе Станиславского.
      Там есть невереная жена, то заламывает руки, если злодей, то достает гигантский нож.
      И потом, черт с ней с Германией, мне кажется, что сейчас это произведение очень актуальное.
      Это же как японская манга. Борьба роботов и мутантов.

      1. avatar bortnik says:

        вы слишком усложняете процесс творчества конкретно Чуковского.
        смотрим документы, все гораздо банальней – Чуковский держал власти фигу в кармане, а потому банально халтурил: “1931 год характеризуется, в основном, разгромом контрреволюционных организаций интеллигенции, оформившихся в начале реконструктивного периода (к[онтр]р[еволюционные] группы в издательском деле СССР, в кинопромышленности, в краеведении, [в] музейных и археологических обществах) и выявлением нового типа к[онтр]р[еволюционных] формирований интеллигенции, для которых, прежде всего, характерен не только глубоко законспирированный метод антисоветской деятельности, но и сознательная, глубокая зашифровка а[нти]с[оветской] деятельности под маской «идеологической непримиримости», «высокой общественной активности», «безоговорочной преданности партии».
        …В своей творческой практике антисоветские элементы среди интеллигенции (литература, кинематография) становятся на позиции грубого приспособленчества, политического лицемерия – во имя общественной маскировки, а в ряде случаев и материального благополучия. Вместе с тем создается подпольная литература «для себя», для настоящего «читателя-ценителя» капиталистического общества (реже – выпускаются в печать произведения с сознательно зашифрованным к[онтр]р[еволюционным] смыслом). ”

      2. avatar nikadubrovsky says:

        тогда нужно оговорить, что понимать под “халтурой”.

        По вашей ссылке:
        Режиссер Кресин: «Вообще хорошо бы бежать от этого всего, но быть режиссером пока не так плохо. Делать культурфильмы, чтобы было много лозунгов и чтобы кричали: „Ура, да здравствует“, – это я смогу не хуже других. Таким образом будут и овцы целы, и волки сыты. Я буду революционным режиссером и не буду иметь тех неприятностей, какие имел. Мой вам совет переходить в режиссеры, сейчас это чудное, теплое дело».
        http://www.idf.ru/documents/info.jsp?p=21&doc=58153
        Режиссера Кресина справедливо назвать халтурщиком.
        А при чем тут Чуковский?
        И они побежали бегом
        За его голубым огоньком.
        И видят: вдали под сосной
        Домик стоит расписной,

        И там на балконе сидит
        Добрый доктор, седой Айболит.
        Он галке крыло перевязывает
        И кролику сказку рассказывает.
        http://www.chukfamily.ru/Kornei/Tales/odoleem.htm

        Это же мощные эпические образы.
        Образы нашего с вами советского детства! Они завораживают и написаны на настоящем,
        простом, понятном, нашем русском языке.
        Никакой поденщины, салона или идеологического ширпотреба.

      3. avatar bortnik says:

        во-первых, в примечаниях сказано, что цитируемая вами часть написана ранее собственно военных лет. Во-вторых, накосячить можно не в форме, не в герое, но и в сюжете, например, и в построении параллелей и моделей сказочного общества и параллелей. “Дьявол кроется в деталях” – в каких-то моментах он действительно, талантлив, а в целом – и сюжет, и его разработка достаточно халтурная – например, слишком много дословных повторов, неоправданно часто встречаются рифмы, многие персонажи описаны одними и теми же эпитетами на протяжении всей сказки, все герои картонные, роль самого Айболита (ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ТО БИШЬ, В ВОЕННОЕ-то ВРЕМЯ) – безвольный и беспомощный старикан (хорошо, что ему карикатуру на советское правительство не впаяли сразу). Ход битвы алогичен и запутан, явно просматриваемая аллюзия с отношениями СССР и союзников, то это политически вредная агитка, за распространение подобных взглядов на внешнюю политику на реальном фронте люди попадали в разработку ОО НКВД, а этот отделался выговором в прессе.
        В целом сказка вполне в духе упаднических настроений Чуковского оотносительно результата войны – если он в 1943 году не верил в победу своими силами, то в 1941-42-м, когда сказка писалась, и тем более: Чуковский К.И., писатель: «Скоро нужно ждать еще каких-нибудь решений в угоду нашим хозяевам (союзникам), наша судьба в их руках. Я рад, что начинается новая разумная эпоха. Они нас научат культуре…»
        “Классический” “Айболит” гораздо талантливее, жизненнее. В сравнении – типичнейший ширпотреб, он нещадно эксплуатирует формы, эпитеты своих ранних произведений просты и тупым копированием, причем еще и по нескольку раз повторяет.

      4. avatar nikadubrovsky says:

        огромное спасибо за ссылку.
        удивительно интересное чтение.

        Что касается вашего анализа произведения Чуковского, то вы предъявляете ему литературные притензии.
        “многие персонажи описаны одними и теми же эпитетами на протяжении всей сказки, все герои картонные”
        но тогда, имеет смысл договориться о критериях.
        Ведь картонность персонажей и повторяемость эпитетов, вполне могут быть эстетическим приемом, того же лубочного текста, о которым вы писали.
        В то время как жизненность, многослойность-многогранность – напротив, знаком бульварной советской соцреалистической литературы, которая уж точно писалась по заказу.

        Я не знаю, что на самом деле думал Чуковский – человек.
        он вот тут какое не слабое обвинение Чуковскому предъявлено:
        http://krylov.livejournal.com/1399242.html?thread=35366346#t35366346

        типа, добрый сказочник, который доносил на детишек. Требовал у главнокомандующего посадить первоклассников в трудовые лагеря с военным режимом, чтобы они обяъянок в зоопарке не пугали.
        Называл конкретные фамилии.

        Но, все-таки это не важно. Текст ведь отдельно от человека существует.
        Тем более, что с реальным Чуковским по поводу этого текста общаться уже не нужно будет.

      5. avatar bortnik says:

        Что касается вашего анализа произведения Чуковского, то вы предъявляете ему литературные притензии.

        – а что, в Союзе Писателей можно было состоять людям, не имеющим никакого отношения к литературе? Какое открытие – вам уж так понравился стишок, что он уже как бы и писателем у вас быть перестал… :)

        эстетическим приемом, того же лубочного текста, о которым вы писали.

        – сравните эти эстетические приемы с тем же “Телефоном”, и вам многое станет ясно, где допустимая и нужная итерация, а где дурной повтор от недостатка фантазии.

        знаком бульварной советской соцреалистической литературы, которая уж точно писалась по заказу.

        – Кстати, нелестный отзыв в прессе – откровенный сигнал о том, что “подрядчик” сделал то, что ему НЕ ЗАКАЗЫВАЛИ, то есть, с соцреализмом и рядом не лежало…

        Текст ведь отдельно от человека существует.

        – ну, во-первых, текст отражает реальные настроения Чуковского (я вам давал ссылку), и весьма точно, во-вторых, если бы тексты использовались всегда в отрыве от авторов, это было бы совершенно неправильно, в таком случае это давало бы массу возможностей для вольного толкования. У Геббельса либеральный гуманист Гёте превратился таким макаром в оголтелого фашиста. Случаи, когда вклад произведения в мировую культуру больше, а содержание глубже собственно мировоззрения автора, дают право абстрагироваться от авторов (например, квислинговец Гамсун – это апологет капитала, а “Голод” – наоборот, обвинитель), но в данном случае мы не можем сказать о какой-то глубине произведения. Серое, проходное, написанное впопыхах и толком стилистически не правленное, содержание его являет вульгарную аналогию с текущей на момент написания войной, причем аналогию, представляющую реальные события с искажениями их СУТИ (в частности, той, что “Гитлеры приходят и уходят. а немецкий народ остается”). Есть произведения, которые слабы и по форме, и по содержанию, но по той исторической и социальной роли, которую они сыграли, вошли в мировую культуру (классический пример – “Что делать?” Чернышевского, художественно слабая и содержательно довольно-таки описательная вешь), но и тут, успех в массах книги и ее влияние на сознание было слишком ничтожным, чтобы можно было говорить о социальной роли сказки в советской педагогике. Ведь реально, если бы сказка оказала бы влияние на детское сознание, сравнимое с классическими сказками, то публиковали бы, как публиковали и неугодных писателей, в том числе имеющих и обширный флейм критики (например, Олешу, который ничего путного, кроме “Толстяков” и “Зависти” не написал). А так – забытый халтурный раритет, интересный художественно рядом мест литературоведам и историкам как документ общественного сознания эпохи.

      6. avatar nikadubrovsky says:

        мне кажется, что если его сейчас перееиздать, то он будет выглядеть очень современно.
        Причем переездать не как книгу, а как театр, как игру.
        Это трэшевый текст, сплош в занозах, как и наше время опять…

      7. avatar bortnik says:

        ну, если трэш для вас – это то, на чем надо воспитывать детей… умываю руки…

      8. avatar bortnik says:

        Чуковский был мастер детской литературы лубочного типа, носящей облик одновременно и сатиры, и героического эпоса, и авантюрного романа. Мастер лубка. Лубок вульгарен, и потому необходимо искусство, чтобы выдержать меру, за которой начинается пошлость. Несомненно, что ужесточение репрессий против круга общения Чуковского – старой, досоветской или не “перестроившейся”, старорежимной интеллигенции повлияло на КАЧЕСТВО исполнения заказа, и не более. ХАЛТУРИЛ. За деньги, или чтобы на фронт не ездить, а в Ташкенте отсидеться, ради поддержания статуса “выдающегося детского писателя” (как же – война год идет, а он еще ничего по этому поводу не родил!).

      9. avatar nikadubrovsky says:

        тогда нужно определить значение слова “искусство”.
        В чем вы видите не достаток “искусства” и где проявляется “халтура”.
        Если честно, я собственно не вижу никакого “заказа”.
        Борьба хороших и плохих – это вечная тема детской литературы.
        Мы тоже с приятелями и сыном написали книжки “гуд-ман” и “бед-ман”.
        или вас смущает появление в кадре пулемета?

      10. avatar bortnik says:

        скажем, так, искусство – это культурный продукт высокого уровня по форме и содержанию.
        конкретнее я ответил выше.

        Борьба хороших и плохих – это вечная тема детской литературы.

        – борьба – это явление диалектическое. В книжке про Бибигона Чуковскому удалось создать картину действительной борьбы – там налицо видно, говоря языком философии, накопление количественных характеристик, появление нового качества, развитие его, и, наконец – качественный скачок. А обсуждаемый опус представляет собой описанный рифмованными строками набор батальных сцен, с обилием экшна, но без какого-то общего плана развития. Тот недостаток общей концепции, когда наряду с параллелью войны в реальном мире идет параллельная же априоризация “хороших и плохих” (что было бы допустимо, если подразумевался бы абстрактный, вечный конфликт) и как следствие – расизм, уже я указывал.
        Иными словами, лубок в зхудшем смысле этого слова.

        Кстати, по форме некоторые тенденции от Демьяна Бедного усмотрел – если мне это не кажется, но наверняка выдает заказной характер произведения…

    2. avatar a_chromosome says:

      совершенно согласен и с вами и с Юдином (кстати, а кто он такой?) – сказка действительно пошлая и … для детей просто вредная. Чуковский – яркий пример конформиста, хотя и безусловно талантливого представителя дадаизма? ему бы Азбуку писать, но только без пулеметов и противогазов

      1. avatar bortnik says:

        Юдин – советский философ, директор института философии в 40-х гг., автор ряда работа по истории философии и диалектическому материализму, редактор многих крупных философских изданий – например, под его руководством выпускался советский многотомник “История философии”.

Оставить комментарий

(required)

(required)