21.08.2011

Мироеды, Столыпин, Гайдар и будущее России.


Обычно я не делаю перепосты, но этот пост, мне кажется, очень важным для понимания суть происходящего сейчас в России, 


а также продолжая обсуждение "Земли" Довженко.


el-murid пишет:


Есть некий миф о справных хозяевах, которых большевики назвали кулаками. И которых сгноили за их хозяйственность в далеких сибирях. Миф устойчивый и весьма правдоподобный. Если, конечно, не разбираться с ним более-менее детально.


Дело вот в чем. В России частная собственность на землю никогда не вызывала восторг у крестьян. Причин много - не станем вдаваться. В России землепользование всегда носило общинный характер. И связано это было со спецификой климатических и географических условий хозяйствования средней полосы. Что характерно, так то, что в других климатических условиях - более оптимальных для земледелия - идея частной собственности отторжения не вызывала - хотя общинное землепользование также было в ходу.


Смысл общины (мира- как она называлась в России) - справедливое распределение результатов труда. Дело в том, что подсечно-огневое земледелие, которое велось издревле, нетехнологично. Оно серьезно истощает почву, и без того не очень богатую. Тяжелые климатические условия и сложный температурный и световой режим создавали уникальную систему хозяйствования - крестьянин вынужденно бездельничал длинную зиму (ну, понятно, что бездельничал - довольно условно, однако тем не менее) - а затем был вынужден работать на износ в авральном режиме начиная с посевной по уборку. Чисто физически было невозможно успеть провести все необходимые сельхозработы в составе одной семьи - ведь помимо выращивания пшеницы нужно было еще успеть заготовить сено для скота, заготовить дрова на длительный отопительный сезон, подготовить к зиме жилище и так далее - и всё это за короткое лето.


Поэтому община была спасением. Часть людей занималась покосом, часть - земледелием, часть - общими работами по подготовке жилья к зиме и так далее. Собственно, русский менталитет и создан столь специфическим способом организации труда. Склонность к авралам - оттуда же. Нежелание или неумение равномерно в течение всего года работать - опять же - это ментальность, имеющая корни в глубине веков. И так далее.


Реформа Столыпина имела одной из своих целей сломать общинный уклад во имя создания "эффективного хозяина" на земле. Второй целью было расслоение деревни за счет вымывания из неё "неэффективных" собственников и выдавливание их в города для того, чтобы создать рынок труда зарождающейся индустриальной экономики. Всё, казалось бы, красиво. Но. Наша элита всегда отличалась тем, что понятия не имела, как и чем живет народ. Маниловские проекты построения щастливой жизни исходили из идеалистических и зачастую абсолютно нежизненных представлений о психологии этого самого народа.




И именно поэтому реформа Столыпина - безусловно, умная и имеющая солидное подтверждение своей работоспособности в Европе, в России не сработала. Точнее, она сработала. Приведя к крайне уродливому результату. Возникновению кулака. Мироеда. Мироед - как раз от слова мир - община.


Пользуясь законами, которые были приняты во исполнение столыпинских реформ, умные, безжалостные и абсолютно лишенные моральных принципов селяне (а такие были, есть и будут в любом обществе) за бесценок стали скупать соседские наделы. И стали владельцами огромных земельных площадей. Безусловно, кулацкая семья не могла самостоятельно обрабатывать такие площади - и нанимала тех же самых соседей её обрабатывать. В итоге очень быстро кулаки осознали, что гораздо выгоднее сдавать в аренду земли, чем обрабатывать их самим. Не стоит, наверное, и говорить, что условия аренды были ужасными - арендаторы платили арендную плату либо натурой, либо дополнительной отработкой на других земельных площадях кулака. Община развалилась. Общественные работы выполнять стало некому. Деревня стала превращаться в могильник. Крестьяне, выживавшие за счет общины, оказались лишены этой возможности и стали стремительно нищать.


По сути, большевики сумели уловить ту волну совершенно дикой ненависти и ярости основной массы крестьян к кулаку, и сумели получить поддержку крестьянства, вернув обратно землю в общинное землепользование - по крайней мере, Декрет о земле предусматривал передачу земли в руки тех, кто ее обрабатывает, что в какой-то степени позволило крестьянам частично вернуть общинное землепользование. Собственно, и идея колхозов в целом была воспринята благожелательно по этой же самой причине. Другой вопрос, как происходил процесс коллективизации - но это уже другая история.


Понятно, что более лютого врага Советской власти, чем кулак, просто не было. Соввласть лишила кулака возможности "мироедствовать", жируя на аренде общего достояния. И именно кулаки стали врагом номер один после гражданской войны. И именно их Соввласть предельно жестко выселяла - и именно с полного одобрения всего остального "мира".


В общем, я не вдаюсь в детали и подробости - слишком большая тема. Я вообще-то о другом.


Если кто еще не заметил, то картина столыпинских реформ поразительно напоминает картину реформ Гайдара. Те же идеалистические воззрения, те же подходы и то же самое упование на "эффективного собственника". А эффективный собственник девяностых психологически остался тем же кулачьем, которое сообразило, что проще собственность использовать не по назначению, а для быстрого выкачивания прибыли. Не заботясь о сохранности, не вкладывая в неё, а просто высасывая из нее все, что возможно.


Если детально разбираться, то аналогий возникает столь много - как в причинах, так и в последствиях, что лично я полагаю - "революция" 91 года - это реванш кулачья. Которое сегодня олицетворяет ту Россию, которую и строил покойный Столыпин. Очень не зря премьер Путин отзывается о Петре Аркадьевиче с почтением и пиететом. А то как же - духовный отец и наставник. По заветам которого сегодня и строится рай для кулака.


Потому и хочется напомнить - чем в итоге кулаки закончили. Массовой высылкой в Сибирь под полное одобрение всего остального общества. Думаю, что раскулачивание нынешней мрази - это будет вполне заслуженное повторение прежней истории. Весь вопрос - когда. Хотелось бы уже, чтобы побыстрее.



Share to Facebook
4:21   МЕТКИ:, ,



Комментарии

  1. avatar accion_positiva says:

    Очень интересный пост, заберу себе. Кстати, я очень хорошо помню то время, причем очень четко запомнилось его начало: ноябрь 1986 года. И его “дно” – лето 1992 года, когда началось “время без времени” (кавычки – это всё цитаты из разговоров, которые вели тогда мы-студенты).

    1. avatar nikadubrovsky says:

      о! там внизу любопытные комменты, которые, возможно, меняют ситуацию.
      возможно, что автор поста не так уж и прав в оценке исторических событий.

      1. avatar accion_positiva says:

        Наверное, все мнения можно обобщить в сакраментальном “хотели, как лучше – получилось, как всегда”. Я думаю, что для приближенно-объективной оценки нам не хватало тогда и не хватает сегодня фактической информации: то, что имеем, это – официальная версия и “контрверсия”, то есть, мнения “победителей” и “побежденных”. Ну и наши личные ощущения, как свидетелей. Я прожила то время, как катастрофу, агонию, абсурд, проваливание куда-то. С другой стороны, тяжелое ощущение отчаяния мало чем отличалось от воспоминаний советского времени. Наша “интеллигенция” вообще так жила, я думаю.

  2. avatar smirnov_poet says:

    кто, кто, новый сталин конечно
    а вот интересная текст вдогонку лондонских событий http://ttolk.ru/?p=5937

  3. avatar original_ivan says:

    Ну а пока не раскулачили, именно крупные хозяйства наращивают товарное производство.

    А кто кого – посмотрим.

  4. avatar maa13 says:

    Все-таки, эта точка зрения очень сильно уязвима и вряд ли получит какое-либо одобрение научного и интеллектуального сообщества.

    Община не есть что-то специфически российское. Общинная организация социальной жизни характерна для всех традиционных обществ, будь это Италия, Франция, Англия или Китай, Япония, Индия и т.д.

    Наблюдались различия, но общие черты приблизительно одинаковы, среди которых одна из основных “круговая порука”, которая могла обернуться взаимной помощью в голодные годы, но часто оборачивалась жестоким уничтожением всего, что угрожало единству общины или ставило под сомнение традиции.

    Можно выделить и другие основные черты общины, но это заняло бы много места.

    Можно лишь отметить, что как только община оказывалась сфере действия товарно-денежных капиталистических отношений, ее упадок был предрешен и ничего уже не могло ее спасти, в том числе и русскую общину.

    Просто в Западной Европе уничтожение общины произошло гораздо раньше.

    И почти общепринятое мнение, что община действительно мешала развитию Россию: сковывала развитие инновационной сферы, погружало в малопродуктивный хаос сельское хозяйство (например, в общине через каждые 3-5 лет производился обязательный передел земли между членами общины, что мешало “хозяйскому” отношению к земле и снижало урожаи, истощало землю и т.д.). И т.д., и т.п.

    Мнение об уникальности русской общины было распространено в 19 веке в двух совершенно разных лагерях.

    Народники считали, что община – это прообраз социалистической организации общества, а крестьянин – прирожденный социалист, поэтому надо лишь сбросить царский бюрократический режим и все будет нормально.
    С распространением марксизма эта точка зрения потихоньку испарялась (не могу сказать в какой мере она была распространена среди эсеров).

    Другими сторонниками общины были крайние консерваторы и консервативная бюрократия, которые противились любой реформе общины. Община была удобным инструментом для налоговой и фискальной политики, для контроля крестьян, для регулирования отношений с крестьянами и т.п.
    Плюс консервативно-феодальный страх перед тяготами индустриализации и последствиями пролетаризации населения.
    Именно из-за консервативной бюрократии реформа общины затянулось так надолго.

    И народники-социалисты, и консерваторы объявляли общину особенностью русского народа и русского образа жизни.
    Что не есть истина.

    Ни к коем случае нельзя считать, что после “Декрета о Земле” в России возродились общинные отношения. Элементы общинности, конечно, оставались, но хозяйство уже было единоличным, без переделов земли, без моральных обязательств перед соседями-общинниками и т.д.

    Параллели между реформами Столыпина и гайдаровскими реформами очень уж поверхностны.

    Ну и любовь к Столыпину объединяет либералов и пропутинцев, демократов и монархистов, имперцев и националистов, то есть почти повсеместна, что, на мой взгляд, не есть хорошо (ничего шибко выдающегося я в Столыпине не вижу).

    P.S. А “Земля” Довженко действительно прекрасный фильм. Первый просмотр фильма на меня тоже произвол очень сильное впечатление.

    1. avatar nikadubrovsky says:

      Община, конечно, странный и древний уклад. Но, по сравнению, с огораживанием, община была явно гуманнее.
      Тоже самое происходит прямо сейчас — корпорации и банки скупают землю в странах третьего мира, а безземельные копятся в сламах без еды и крова.
      Так что, если бы житеялм сламов пообещали бы их землю обратно, они бы тоже пошли гражданской войной на кого угодно.

  5. avatar davnym_davno says:

    Судя по количеству комментариев в журнале автора этого текста, это описание находит множество сторонников, но, увы, оно имеет мало общего с действительностью. Пара примеров.

    1. “В России землепользование всегда носило общинный характер. И связано это было со спецификой климатических и географических условий хозяйствования средней полосы. Что характерно, так то, что в других климатических условиях – более оптимальных для земледелия – идея частной собственности отторжения не вызывала – хотя общинное землепользование также было в ходу.”

    Автор явно не знаком с ареалом распространения крестьянской общины в России. За пределами ядра старорусских земель община была распространена слабо. Из основных хлебопроизводящих районов общинное хозяйство было распространено только в Центральном Черноземье. Ни Украина, ни Причерноморье, ни Северный Кавказ, ни Среднее Поволжье не являлись районами с преобладанием крестьянской общины, также как и Сибирь или Прибалтика. Соответственно, нежелание старорусских крестьян выходить из общины для развития сельского хозяйства особого значение не имело. Аналогичное явление имело место и в промышленности: на Урале затянувшийся переход от мануфактурного производства к более современным формам привел лишь к застою промышленности в данном регионе, в то время как в других регионах промышленность развивалась высокими темпами.

    2. “Пользуясь законами, которые были приняты во исполнение столыпинских реформ, умные, безжалостные и абсолютно лишенные моральных принципов селяне (а такие были, есть и будут в любом обществе) за бесценок стали скупать соседские наделы.”

    Никаких законов, позволявших скупать земли за бесценок, в ходе столыпинских реформ не принималось. Мифом является также скупка земель у соседей. Существовал рынок земельной собственности, диктовавший уровень цен. Соседям могли сдать землю в аренду, что обычно оплачивалось частью урожая. А продаже земли обычно предшествовал заклад ее в банке. Соответственно, банки являлись немаловажными покупателями и продавцами земельных наделов. Являясь крупными игроками на рынке земельной собственности, банки при попытке “продать за бесценок” неминуемо бы такой надел перекупили. Поскольку регистрация сделки по покупке-продаже земли требовала серьезного документального сопроводжения, то все разговоры о скупке земель у соседей следует отнести к разряду мифологии.

    1. avatar original_ivan says:

      Что по мелочам, что плохого в укрупнении хозяйств?
      Интересно тут сравнить Россию и Украину сейчас. Правда, у меня тут знания дилетантские, на основе субъективного общения, новывод сделал именно такой: концентрации земельных паёв, приход крупного капитала в с/х вам не хватает.

      1. avatar davnym_davno says:

        Это уже совсем другая тема:)

    2. avatar nikadubrovsky says:

      спасибо, очень поучительно.
      Я так понимаю, что и политические представления украинских, прибалтийских крестьян отличались от российских.
      Им то больше всего потом от большивиков и досталось.
      но, все-таки, основная масса крестьян была ведь – российская.
      Население царской империи – 160 миллионов, 100 языков, но в основном русские крестьяне?
      или нет?
      если да, то по ним и ударили столыпинские реформы.
      В данном случае, не очень важно, кто получал доступ к земле: банк или кулаки(через банк). Важно, что крестьяне превращались в батраков.
      Процесс, схожий с европейским, но крайне болезненный, бесчеловечный и, поэтому в народе не популярный.
      Процитированный пользователь как раз пишет о кулацком мифе —
      “Есть некий миф о справных хозяевах, которых большевики назвали кулаками. И которых сгноили за их хозяйственность в далеких сибирях.”

      я сама такое в детстве постоянно слышала.Типа, кулаки – хорошие, работящие, они россию кормили.
      Россия зерно экспортировала,
      а пришли красные, всех работящих убили, а пьянь и рвань поставили начальниками.
      Вот теперь мы хлеб и покупаем.

      Этот миф, получается, не верен.
      По любому.

      1. avatar davnym_davno says:

        Прежде всего, речь идет не об этнической принадлежности крестьян, а о значении того или иного региона для сельского хозяйства России. Территория Европейской России экономистами-аграрниками делилась на две части: северная – потребляюшие губернии и южная – производящие. Потребляющие губернии зависели от ввоза хлеба из производящих и это являлось мощнейшим фактором, влиявшим на функционирование внуиреннего рынка России. В производящих губерниях общинное землевладение и до столыпинских реформ особой роли не играло, за исключением Центрального Черноземья, по своему значению в производстве хлеба уступавшему украинским, северокавказским и поволжским регионам. Поэтому более медленные темпы развала крестьянской общины в потребляющих губерниях не являются значимым фактором для развития сельского хозяйства страны. Было бы некорректным трактовать эти явления как свидетельство неприемлемости столыпинских реформ для сельского хозяйства Российской империи: эти реформы играли тем большее значение, чем большую роль играл данный регион в сельском хозяйстве страны. Медленный ход реформ в потребляющих губерниях – лишь свидетельство незначительности роли, которую эти губернии играли в основном секторе сельского хозяйства – производстве зерна.

        Крестьяне не обязательно превращались в батраков. Если ознакомиться со статистическими данными, то можно увидеть, что в абсолютных цифрах увеличивалось как общее количество крестьянских хозяйств, так и количество хозяйств кулацкого и середняцкого типа. Если ознакомиться с работами советских экономистов-аграрников первой половины 1920-х годов, то можно видеть, что они насчитывали кулацких хозяйств до 20 процентов от общего количества крестьянских хозяйств. Это уже в годы “великого перелома” и позже советские ученые стали утверждать, что кулаков было не более трех процентов. А 20 процентов крестьянского населения – отнюдь не миф. Как и не является мифом взаимосвязь между размером хозяйства и его товарностью. Для того, чтобы “кормить Россию” и экспортировать хлеб, хозяйство должно быть высокотоварным, т.е. значительную часть произведенного хлеба направлять не на потребление, а на рынок. Экономическая закономерность состоит в том, что роль низкотоварных (небольших) хозяйств на рынке ничтожна, а кормят страну и экспортируют хлеб высокотоварные хозяйства, имеющие большие размеры. Это – экономическая закономерность, а не миф.

      2. avatar nikadubrovsky says:

        а что действительно в России существовали дотационные регионы?
        как это выглядело?
        одни помещики другим посылали продовольственную помощь что ли

      3. avatar davnym_davno says:

        Потребляющие губернии – это не дотационные регионы. В средневековом Московском государстве внутреннего рынка не было и каждый регион кормился тем хлебом, который производил. В 19-м веке в России складывается внутренний рынок и в производстве хлеба доминируют южные губернии, которые поставляют хлеб и в северные потребляющие губернии и на экспорт. В условиях рынка потребляющие губернии взамен хлеба должны были что-то поставлять на рынок взамен. Петербург и Москва были крупными промышленными центрами, в Иваново-Вознесенском районе сложился крупнейший в стране район текстильной промышленности. В тех губерниях, где не было интенсивного промышленного развития, происходило перепрофилирование сельского хозяйства. Например, в нечерноземной полосе от Пскова до Костромы сложился т.н. “льняной пояс”: там, где раньше сеяли рожь, стало выгоднее сеять лен. Урожай льна продавался в качестве сырья для производства тканей, а на вырученные деньги крестьяне покупали недостающий хлеб. Экономическая сущность этого перехода состояла в том, что с одной и той же обрабатываемой площади в средней полосе России можно получить больший доход при засеве ее льном, а не хлебом. Но это преимущество работает лишь в условиях капиталистического рынка. Внутренний рынок в России функционировал за счет того, что каждый регион поставлял пользующиеся спросом продукты.

      4. avatar nikadubrovsky says:

        спасибо.

      5. avatar nikadubrovsky says:

        Я, кстати, не считаю, что община – это хорошо, а кулаки – плохо.
        Потому что община не могла кормить город.
        Города развивались и нужны были эти самые выскотоварные хозяйства.
        Я только о том, что крестьяне, вероятно, понимали коммунизм как возвращение общины и поэтому и поддержали большивиков.
        а высокотоварные кулаки и правда, скорее всего, были пауками (по отношению к конкретным людям, а не к системе).

      6. avatar davnym_davno says:

        Те, кого Вы называете пауками – это мироеды, была такая разновидность кулаков, отнюдь не самая многочисленная, извлекавшая барыш за счет ростовщичества, принимавшего в сельских условиях уродливые формы. А кулак в целом – это просто владелец большого хозяйства, обеспеченного рабочим скотом и сельхозинвентарем. То, что они прибегали к наемному труду, не является отрицательной характеристикой: на рынке рабочей силы и наниматель, и нанимаемый стремятся добиться наилучших для себя контрактных условий, а развитие этого рынка имеет тенденцию к улучшению условий для нанимаемых.

        Большевики в период гражданской войны, получившего в исторической литературе периода военного коммунизма в сельском хозяйстве вовсе не проводили политики, которая могла восприниматься как возвращение к общине.
        Землю крестьяне получили, но на базе помещичьих имений большевики насаждали создание сельскохозяйственных коммун с полностью обобществленным имуществом, а местной властью в деревнях чаще всего являлись комитеты бедноты, что совсем не похоже на общинные органы. Да и продотряды в системе общинной жизни отсутствовали:)

      7. avatar nikadubrovsky says:

        я так понимаю, что был относительно который период до продразверстки и жесткой коллективизации, когда крестьяне все таки получили свою землю.
        правда, тут же начали голодать города.

        Судя по тому, что случилось примерно в это же время, где коллективизация прошла по пути приватизации , а не общественного обобществления и принудительного колхозного хозяйства, это был процесс отчасти неизбежный.
        где он был более гуманный… наверное, все-таки в Америке.
        Хотя и там много людей просто от голода погибло.

      8. avatar davnym_davno says:

        “был относительно который период до продразверстки и жесткой коллективизации, когда крестьяне все таки получили свою землю.”

        Учтите, что к 1917 году от помещичьего землевладения мало что осталось, в целом по стране 85 процентов земель были уже крестьянскими. Было что делить там, где сохранялись крупные помещтчьи имения: Центральное Черноземье и Украина. При этом в этот “относительно который период” советская власть в деревне была в значительной мере представлена не большевиками, а левыми эсерами (до июля 1918 года), которые и были основными проводниками “мягкой” аграрной политики. А с переходом к однопартийному правлению большевиков ситуация в деревне очень скоро ожесточилась.

      9. avatar nikadubrovsky says:

        а вот эти 85 % крестьянских земель как управлялись и как участвовали в товарном производстве?
        наверное, через тех же мироедов и участвовали.
        и вряд ли они были социально ответственными агентами.
        Поэтому, когда говорят, что “земля была уже крестьянская” — что конкретно имеют в виду?

      10. avatar davnym_davno says:

        Вот как раз у мироедов земли конфисковали вместе с помещичьими и поделили по Декрету о земле, они 85 процентов уменьшают на 5-7 пунктов, что существа дела не меняет. Земельная собственность – не перчатки и быстрых изменений своей структуры в нереволюционное время претерпеть не могла. Собственниками земли являлись большинство крестьян. Если хотите рассмотреть подробно эти вопросы, то воспользуйтесь дореволюционными статистическими сборниками, коих в сети предостаточно. Например, откройте в Вики статью про столыпинские реформ и в разделе ссылок найдите подраздел “Статистика”. там есть ссылки на два десятка статсборников

      11. avatar nikadubrovsky says:

        спасибо!

  6. avatar pingback_bot says:

    User referenced to your post from No title saying: […] выживавшие за счет общины, оказались лишены этой возможности и стали стремительно нищать. […]

Оставить комментарий

(required)

(required)