31.03.2011

Мир опутывают демократические сети

Мы все живем в мире вертикальных связей: от начальства к подчиненным, от богатых к бедным, от правительства к бесправным избирателям, от звезд к фанатам, от профессионалов к профанам и т.д. Между тем, за последние 20 лет, благодаря революции в коммуникациях появились новые способы взаимодействия между людьми: для обмена информацией, для работы над совместными проектами. Очевидно, что эти изменения повлияют и на общественно-политическую структуру общества. Но как именно и когда это произойдет?

Горизонтальное расширение

Американский автор, преподаватель Нью-Йоркского Университета Клей Шерки считает, что мы стоим на пороге не менее глобальных изменений, чем реформация Мартина Лютера и изобретения книгопечатания. Основная идея Шерки состоит в том, что новые технологии предоставляют возможность мгновенно, безопасно и бесплатно создавать новые типы общественных структур. Эти структуры радикально отличатся от прежних, так называемых индустриально-вертикальных.

Новые структуры гораздо подвижнее. Они не требуют привязки к месту, вход и выход из таких структур не является затратным ни для участника, ни для самой структуры.

Шерки приводит отличный пример подобных изменений: на сайте flickr.com абсолютное большинство участников размещают на своем счету всего несколько фотографий, и лишь незначительный процент пользователей выкладывает архивы в несколько сотен или даже тысяч имиджей. Обладатели пухлых архивов почти всегда являются профессиональными фотографами или художниками. Однако, как ни странно, основная ценность flickr.com (и других подобных ресурсов, живущих за счет пользовательского контента, как youtube, например) состоит именно в творчестве масс или «хомячков», как их называют в русской блогосфере.

Клей Шерки показывает удивительную фотографию американского солдата в Ираке: абсолютно уникальную, напряженную, трагичную. Многие замечательные фотографии flicker’а принадлежат именно случайным пользователям. Они, а не малочисленная группа профессионалов, составляют подлинную ценность ресурса. Даже самое большое фотоагентство или библиотека не может сегодня сравниться с flicker ни масштабами, ни скоростью роста, ни драгоценными открытиями или шедеврами из паблик домены (public domain) выложенными пользователями. Так же, как ни одна, даже самая большая энциклопедия не может сравниться с википедией.

Модель «нормального» иерархического проекта строится на том, что небольшая группа хорошо оплачиваемых, тщательно отобранных экспертной комиссией профессионалов (как раз те самые полпроцента активных пользователей flickr.com), собирается в одном месте и работает, снабжая «хомячков» результатами своей творческой деятельности. При этом весь «хвост» производимый непрофессиональными пользователями теряется. Однако «хвост» проекта – это 80 процентов объема фотографий (музыки, видео, текстов и прочее) и наиболее неожиданные и интересные из них. Ни одно централизованное предприятие не способно не только оплатить, но и технически организовать участие такого огромного количества людей.

Другой пример Шерки приводит, цитируя ответственного сотрудника Майкрософта, который, насмехаясь над проектом открытого софта Линукса (Linux), объясняет, что «главная ложь состоит в том, что Линукс позиционирует себя как массовый проект, в то время как статистика указывает, что 80 процентов патчей (программных обновлений) присылают «случайные участники». Это означает, что Линукс следует той же схеме, что и flickr: небольшое ядро профессионалов получает помощь в размере 80 процентов от всей работы проекта от обычных пользователей.

Клей Ширки уточняет: «Вы еще поинтересуйтесь, что это был за патч, который прислал «случайный несерьезный пользователь» в качестве своей единственной контрибуции в проект? Может быть, это критически важный патч, который закрыл дыру безопасности!». (Патч – автоматизированное отдельно поставляемое программное средство, используемое для устранения проблем в программном обеспечении или изменения его функционала.)

Как и в случае с flickr.com, Майкрософт не в состоянии нанять такое же количество людей, которое работает над проектами с открытым кодом, платить им всем зарплату, в ожидании того, что они когда-нибудь, когда им захочется, они пошлют один единственный, хоть и важный апгрейт к программе. Инфраструктура свободного софта для того и создана, чтобы кто угодно, когда ему вздумается, мог принять участие в интересующей его части проекта, а результатами совершенно бесплатно пользовалось все общество. «От каждого по желанию, каждому по потребности», как говорится…

В мире сетевых проектов никто никому ничего не должен. Вы захотели написать пост в ЖЖ, вы это сделали. Над вами не стоит редактор, ожидающий материал к определенному сроку, никому ничего не платят за проделанную работу и, тем не менее, все больше и больше людей, заводят блоги: читают и пишут.

Есть мнение, что основные интересы «хомячков» (не профессиональных блогеров) – это распространение фотографий кошечек, цветочков или, в лучшем случае, перепост того, что пишут блогеры звездные. Клей Ширки считает иначе. Он последовательно доказывает, что главное смещение координат происходит, когда человек решается хоть что-то опубликовать, хотя бы портрет кошечки. В этот момент, пользователь перестает быть пассивным зрителем и становится участником. Разница между картиной Рембранта и фотографией котенка гораздо меньше, чем между актом публикации фото котенка и жизнью телезомби.

Те, кто наблюдал за развитием российской блогосферы в последние несколько лет, сами могли убедиться, как от осторожных комментариев по поводу очередного злодеяния российской милиции, пользователи перешли к перепосту политических обращений и, постепенно, к организации коллективных акций.

В статье Андрея Лошака «Проживем без государства», которую автор назвал информационным дайджестом антропологического оптимиста, дается подробный список с описаниями акций, прошедших в последние годы в рунете: от посаженного всем миром мента, сбившего на переходе беременную жену скромного программиста Алексея Шума, до закупки противопожарного оборудования. Лошак отмечает новое для России явление – постепенно просыпающуюся в гражданах солидарность и взаимопомощь.

С одной стороны, цинизм и презрительное отношение к «политике» выходит из моды. С другой стороны, растет понимание ограниченности предлагаемых фотм политического участия. То, что основная масса населения понимает под «политикой» обычно выглядит так: группа лично заинтересованных профессионалов («политиков») организует ситуацию, в которую вовлекаются массы «хомячков». «Хомячков» убеждают, что если они постоят с плакатами, проголосуют, запишутся в партию, поучаствуют в революции, то жить станет лучше и веселей.

В результате, постояв, поучаствовав, подписав, проголосовав или даже поучаствовав в какой-нибудь войне, «хомячки» неизменно возвращаются к своем разбитому корыту, а группа руководящих профессионалов загребает новые бонусы. Эта ситуация повторялась настолько регулярно, что для сохранения доверия предлагаемым формам «политической деятельности», градус идиотизма должен зашкаливать.

Откуда же тогда взяться оптимизму и интересу к коллективным гражданским действиям?

Сетевые организации предоставляют нам совершенно новый способ участия, мало похожий на традиционную политическую деятельность. Прежде всего, отпадает необходимость в жесткой организационной структуре, в рамках которой профессионал мог бы закрепиться, с целью последующей стрижки простых пользователей.

Организованные по интернету проекты объединяются не вокруг людей или партий, а вокруг конкретных ситуаций: помощь во время пожара, больные дети, несправедливое решение суда, уголовные преследования невиновных и т.д. Безусловно, на волне успешных акций блогеры делают себе имена, наращивают посещения своего блога и некоторые затем успешно перепродают своих новых «френдов» рекламодателям. Однако у читателей всегда остается возможность нажать кнопку «отфрендить». Связь между лидером и его последователями остается не вертикальной (вверх-вниз), а горизонтальной, то есть взаимозависимой.

Большинство окружающих нас сегодня политических, общественных и производственных структур построены по модели индустриального завода. Процесс, как вхождения, так и выхода из такой строго иерархической структуры (партии, правительства) требует огромных затрат. Это всегда вопрос карьеры, сложных отношений, приобретение и потеря символического и (или) финансового капитала. Процессы коммуникации, управления, сохранения ценности внутри такой структуры, стоят дорого, и в конечном счете, основаны на насилии; так что о серьезном равноправии участников, подлинно демократическом способе принятия решений и говорить здесь не приходится.

Получается, что сетевое взаимодействие, не требующее жестких связей внутри структуры, позволяющее пользователям присоединяться к участию в одних проектах и игнорировать другие, не только человеколюбиво и гибко, но и одновременно менее затратно. Значит, за ним будущее.

опубликовано на http://www.sensusnovus.ru

  3:56   МЕТКИ:, , ,