31.03.2011

Россия возвращается в абсолютное средневековье


Российский художник Олег Мавроматти, уже 10 лет проживающий в Америке и Болгарии, получил отказ в продлении российского паспорта. В 2000 году за участие в художественной акции «Не верь глазам», в ходе который художника привязали к деревянному кресту и прибили руки гвоздями, на него было заведено уголовное дело по обвинению в разжигании межнациональной и межрелигиозной розни и в оскорблении чувств верующих (статья 282 УК РФ пункт б). На сегодняшний день Олег Мавроматти находится на территории Болгарии без документов в ожидании решения об экстрадиции на территорию РФ с последующим заключением под стражу. Специально для Рабкор.ру с Олегом Мавроматти беседовала Ника Дубровская.





Расскажи, как началась вся эта история?



Весной я обратился в Нью-Йорк в российское консульство с просьбой продлить мой загран. паспорт. Мне нужно было срочно продлить русский паспорт, так как заканчивалась и моя американская виза, которую нельзя продлить, не имея на руках действующего российского паспорта.



Мы с Боряной (моей женой) решили, что будет удобней приехать в Болгарию, так как 5 лет назад я уже успешно продлевал там свой русский паспорт. Мы поехали отдохнуть на лето в Болгарию и купили билеты обратно в Нью-Йорк на 17 сентября. За три месяца до окончания срока действия паспорта, я подал заявку.



Совершенно неожиданно мне сообщили, что паспорт мне продлить не могут, но вызывают на разговор с консулом.Консул показал мне документ со сводкой МВД о том, что я нахожусь в федеральном розыске по статье 282 пункт б по делу о художественной акции «Не верь глазам».



Я попросил сделать ксерокопию документа, но консул отказался, ссылаясь на то, что это «внутренний документ, с которого он не имеет права делать копии». На следующий день Боряна съездила в консульство и записала разговор с дипломатом, в котором он подтвердил претензии ко мне российского правительства.



Лично от себя, консул заявил, что не видит ничего криминального в художественной акции и поэтому не станет вызывать болгарскую полицию. И вообще, консул - человек милый, даже весельчак. Маленький человек на маленьком месте. Мой болгарский вид на жительство тоже заканчивается.



Однако в агентстве мне отказали в его продлении, заявив, что без российского паспорта они не в состоянии этого сделать.



Какие документы в настоящий момент есть у тебя на руках?



Просроченный российский паспорт, просроченный вид на жительство в Болгарии и справка из консульства о том, что я ожидаю решения об экстрадиции. Все эти документы для болгарских властей не являются доказательством легальности моего пребывания в стране. И реальность состоит в том, что меня могут в любой момент переправить в болгарский лагерь для беженцев Бусманци.



Это довольно-таки жуткое место. 2 месяца назад были демонстрации. Люди протестовали против жутких условий, в которых они находятся.



Кто твои адвокаты? Кто тебе помогает?



Мы нашли своих адвокатов через друзей. Они - одни из самых достойных и известных в Болгарии, занимающихся защитой прав иммигрантов и правами человека.



Пока адвокаты работают бесплатно, но это еще была только первая консультация. Потом нужно будет платить. Тем не менее, их прогнозы очень мрачны. Получить убежище в Болгарии у меня нет никаких шансов. С 1992 года ни одному российскому гражданину не дали здесь убежище и мало вероятно, что для меня сделают исключение.



Что же с самой свободной страной в мире? Как же американцы - всеобщие защитники прав человека? Ты ведь жил 5 лет в Америке.



Мы попытались встретиться с американским консулом в Болгарии, звонили в консульство.



Однако нам объяснили, что американские посольства по всему миру разделены на зоны. Некоторые из посольств занимаются вопросами предоставления статуса беженцев, а некоторые нет. Болгария в такую зону не входит, зато туда входит Греция и Австрия.



Почему же ты не можешь срочно перебраться в одну из этих стран? Ведь в Европе нет границ?



Потому что Болгария не входит в Шенген, и границы ее закрыты. Все четыре государства, которые ее окружают: Турция, Румыния, Сербия и Греция, - на замке.



Расскажи подробнее о перформансе «Не верь глазам».



Он прошел 1 апреля 2000 года на территории института Культурологии. Сам перформанс не является чистой художественной акцией в прямом смысле этого слова, а является частью игрового художественного фильма, который я в тот момент снимал и в котором я выступал в качестве актера.



Я играл художника, который участвовал в перформансе. На съемку пришли только люди из команды: съемочная группа и актеры. Никаких посторонних.



На проведение съемок было получено разрешение. Пространство, где проходил перформанс, было огорожено. За оградой ничего не было видно. Однако если снимать изнутри, то открывался вид на Храм Христа Спасителя.



По сценарию, я подошел к деревянному помосту, который был прикручен проволокой к ограде, которая меня дополнительно закрывала от возможной публики снаружи. Даже случайные прохожие не могли бы меня увидеть из-за помоста и ограды. За забором еще и росли кусты.



К деревянному помосту меня прибили 10 см гвоздями. Ни один человек не мог это увидеть, кроме людей с НТВ, которых пригласил один из участников фильма. Он решил, что это прекрасный пиар для проекта. Пока я стоял приколоченным, ко мне подошли журналисты и предложили взять у меня интервью.



Никогда не разговаривай с незнакомцами...



Мне было любопытно взаимодействие внешних случайных людей с внутренним миром фильма. На следующей день вышел тв-репортаж, где было сказано, что это была акция. Они не упоминали, что присутствовали на съемках фильма. Видимо, хотели сделать сюжет «жаренным». Сейчас эти люди на НТВ не работают, неизвестны даже их имена.



Как начались преследования?



Телевизионный сюжет увидели люди из прихода святителя Николы на Берсеньевке. Они - соседи института культурологии, где мы снимали фильм. Надо заметить, что институт культурологии отделяет от прихода кирпичная 3-х метровая абсолютно непроницаемая ни для каких взглядов стена.



Тем не, эти люди подали иск в московскую районную прокуратору. В иске было сказано, что во время акции мимо проходили дети прихожан, указывается, что они «чуть не потеряли сознание от возмущения».



Как получилось, что в суд подали на частного человека - художника, ведь у тебя было разрешение на проведение съемки от института?



Так они и на институт подали. Сотрудники института мне говорили, что по их мнению, идет борьба за расширение территории прихода. Здание института было лакомым куском недвижимости.



А что это за приход святителя Николы на Берсеньевке?



Там находится «Союз православных хоругвеносцев». Это военизированная православная организация.



Кроме того, в этот приход ходили отправлять религиозные потребности члены РНЕ. Эти люди широко известны. Они громили выставку «Осторожно религия», участвовали в других «акциях». Собственно, они тоже перформеры.



Регулярно выступают в публичном пространстве. Последняя их акция: они закопали обезьяну (куклу). Посвящение Ч.Дарвину.



Очень похожи на художников. Что же их отличает? Почему произошло столкновение?



Прежде всего, они себя не считают художниками. Однако они вполне органично используют художественные стратегии. Как и «Наши». Сегодня многие этими приемами пользуются.



Пытался ли ты организовать столкновение между искусством и религией?



Я пытался его избежать. Распятие было не традиционное, на спине кровью было написано «я не сын бога». Когда корреспондент меня спросил: «Имеет ли это отношение к религии?» - я ответил, что нет, не имеет.





Как же «хоругвеносцам» удалось так возбудиться?



Пиар. Это было их первое дело. До меня они мучили только какого-то не очень известного писателя из Питера.



Твое дело получилось громким?



Сначала они его проиграли.



Московская прокуратора ответила им, что состава преступления просто нет, а все дело шито белыми нитками. Но спустя месяц от них поступил иск в генеральную прокуратору.



После этого у меня немедленно прошел обыск. Дома была моя бывшая жена. Без предъявления документов ко мне в квартиру ввалилось несколько молодых людей.



Искали предметы сатанинсткого культа. Перерыли всю квартиру. Ничего не нашли. Кроме книжки, репринтного издания XIX века с отличными иллюстрациями под названием «История сношений человека с дьяволом».



Изъяли как вещественное доказательство, притом, что она продавалась во всех московских магазинах.



Затем мне пришла повестка явиться в генеральную прокуратуру в отдел «расследования религиозных преступлений». Так я встретился со следователем Юрием Юрьевичем Крыловым.



Весь его кабинет был уставлен иконами и даже на часах у него была икона. Помимо меня по делу проходили все люди из съемочной группы: сценарист, звукооператор, актеры и прочее. Мне вменялась в вину организация «обширной сатанинской организации из современных художников, в которую входили не только москвичи, но и питерцы».



Дело перерастало во что-то грандиозное. Меня начали регулярно вызывать в прокуратуру, проводили обыски. Начали изымать все подряд: дневники, записки, рисунки, кассеты, жесткий диск компьютера.



А возвращали потом? Или просто приходили и грабили?



Приходили и грабили.



А ты куда-нибудь обращался? Кураторы, журналисты, общественное мнение?



На тот момент арт-тусовка довольно холодно относилась к таким историям: были люди, которые подходили ко мне и тепло жали руку, были те, которые смотрели на меня косо. Затем прошла телевизионная программа-телесуд.



Полтора часа телешоу, которое пародировало судебный процесс. Редактор отдела Религия в Новой Газете, Хоругвеносцы, Всеволод Чаплин были обвинителями. Зрители поделились на две части: поддерживающие меня и поддерживающие обвинение.



Был также суд присяжных , состоящий из поп-звезд. Одной из «звезд» был Никас Сафронов. Выступая в качестве эксперта-художника, он высказался в том духе, что «он и сам делает перформансы, но такой мерзости бы он себе не позволил». Приговор телесуда был обвинительный, но не по 282 статье, а по статье о хулиганстве.



Что это за 282 статья, по которой можно оценивать, что искусство, что нет и кого можно уголовно наказывать за художественные высказывания?



Разжигание межрелигиозной и межнациональной розни. От 3 до 5 лет лишения свободы в зависимости от тяжести срок может быть и увеличен.



Но ведь ты уже 10 лет живешь за границей? Должен же быть срок давности? Или искусство вечно?



В самом УК нет срока давности. Более того, Медведев в 2000 году отверг просьбу правозащитников о смягчении или отказе от 282 статьи, заявив, что об этом не может быть и речи. В настоящий момент меня будут судить не по 282 статье, а за сокрытие от следствия. Это отягощающее обстоятельство, из-за которого я с самолета немедленно отправлюсь в камеру заключения.



А как тебе удалось вырваться из России 10 лет назад?



Слушаясь своего адвоката, я со следствием сотрудничал: рассказывал им о своем искусстве, не отказывался от встреч. У меня не было подписки о не выезде. В какой-то момент мне пришло приглашение на видеофестиваль в Болгарию. Я немедленно показал его своему следователю Ю.Ю.Крылову с вопросом, можно ли мне им воспользоваться.



Юрий Юрьевич махнул рукой: «Уезжай и, если можешь, то не возвращайся», - посоветовал он мне.



Пока я был в Болгарии, по телевизору показали передачу «Человек и закон», где в качестве звезды выступал мой следователь Юрий Юрьевич Крылов. Там показывали отрывки из фильма «Выблядки» (2000) и эпизод из «Не верь глазам». В качестве киноэксперта выступал Савва Кулиш, заявивший: «То, что делает Мавроматти, это не искусство. Это - хуже, чем порнография».



С экранов телевизора следователь объявил меня в федеральный розыск и призвал граждан немедленно обращаться в милицию при встрече со мной, потому что я являюсь «особо опасным сумасшедшим». После этого у меня в квартире в Москве снова прошел обыск, но брать там было уже совсем нечего.



Но за границей за тобой не гонялись? Даже и паспорт продлили 5 лет назад?



Заграницей меня никто не трогал. Я вроде бы не Чичваркин, чтобы меня выковыривать.



Как ты думаешь, зачем ты нужен российским властям?



Россия возвращается в абсолютное средневековье. Патриарх сказал, что «Мы должны на примере опыта нашего народа и нашей страны научить общество новому взгляду на мир и на человека...



Этому должна научиться в первую очередь интеллигенция, которая стояла у истоков всенародного разорения, пленив свой ум губительными, чужеродными и безбожными идеями. Именно она содействовала разрушению России».



Каково твое отношение к религии?



Я толерантно отношусь к религии. До тех пор, пока она не начинает вторгаться в частную жизнь гражданина.



Это практически определение из конституции РФ, которую ты кровью переписывал.



Точно! Но вместо соблюдения конституции нам приходится наблюдать эру новой инквизиции, когда одна страна может выдать другой человека на основании религиозных гонений.



Олег, как сочувствующие тебе люди могли бы тебе помочь?



Я понимаю, что я попался как мышь в капкан. В тюрьму я точно не пойду. У меня язва, я сижу на лекарствах.



То, что может меня ожидать в Москве - это верная смерть. Я подумывал о самоубийстве. Если бы я покончил жизнь самоубийством, мне приписали бы поражение, что в общем совершенно логично, так как самоубийство, конечно же, акт, демонстрирующий трусость!



К тому же, мои враги непременно сказали бы, что я сатанист и одержим бесами! И таким жестом я бы просто перечеркнул одним махом все, что я делал до сих пор!



И вот мы придумали с Димой Пименовым достойный для художника выход. Это онлайн шоу - публичная народная казнь. Пилотное название «Свой/Чужой» пишется через молнию, как AC/DC. По-английски, правда, пока названия нет, но мы придумаем его в ближайшее время.



Я буду находиться привязанным к электрическому устройству, чему-то вроде дефибриллятора. Он состоит из накопителя и конденсатора. Дефибриллятор можно настраивать по-разному, так что сила тока будет очень маленькой или очень большой.



Сейчас программисты пишут софт, способный активировать прибор, реагируя на поданные в интернете голоса. Всего будет 5 ударов, последний - смертельный, который остановит мое сердце. Голоса за и против взаимоуничтожаются.



Для того, чтобы я получил удар, нужно, чтобы те, кто голосуют за мою смерть, проголосовали в 2 раза больше, чем те, кто голосуют против. Для регистрации участников необходимо будет предоставить паспортные данные. Если хочешь кого-то убить, изволь представиться. Иначе меня убьют какие-то глупые коммерческие боты.



Нам кажется, что проект будет популярным. Такого еще не было: только в кино. Для меня же это - серьезный публичный жест. Мне кажется, что я смогу таким образом привлечь общественное внимание к судьбе не только искусства и в России и мире, но и к судьбам всех тех безвестных жертв чиновничьего произвола и беззакония, который царит в данный момент на фашистской планете под названием Земля.



Что же все-таки говорят адвокаты? Если ли другие возможности?



Нет никаких шансов. С момента подачи документов на рассмотрение в женевский суд до момента рассмотрения дела в среднем проходит 2 года. Это стандартный срок. В течение этого срока я беззащитен. Я могу находиться в русской тюрьме, а дело не будет даже принято к рассмотрению.



Я думаю, что в такой ситуации правильнее собирать деньги не на адвокатов, а на шоу, которое привлечет внимание людей со всего мира и, возможно, поможет не только мне.



впервые опубликовано на Рабкор.Ру


6:58   МЕТКИ:, , , ,