30.01.2012

Викторианская эпоха


Викторианская мораль: В обществе стали преобладать ценности, исповедуемые средним классом. Ценности и энергия среднего класса легли в основу всех достижений викторианской эпохи.


Трезвость, пунктуальность, трудолюбие, экономность и хозяйственность ценились и до правления Виктории, но именно в её эпоху эти качества стали доминирующей нормой.


Пример подала сама королева: её жизнь, до конца подчиненная долгу и семье, разительно отличалась от жизни двух её предшественников. Большая часть аристократии последовала её примеру, отказавшись от броского образа жизни предыдущего поколения.


Так же поступила и квалифицированная часть рабочего класса. Представители среднего класса обладали уверенностью в том, что процветание — это вознаграждение за добродетель, и следовательно, неудачники не достойны лучшей участи.


Доведенное до крайности пуританство семейной жизни порождало чувство вины и лицемерие.


В последнее время, размышляю над сказками Биартрикс Поттер о кроликах и их связи с викторианской моралью. 


Хорошо бы найти какие-нибудь правильные книжки или статьи на эту тему. 


Посоветуйте, пожалуйста, что-нибудь.




14:26    Комментариев: 15   МЕТКИ:


 13.11.2011

Еще о тюремном эксперименте.

Читаю роман Урсула К. Ле Гуин Обделённые / The Dispossessed, An Ambiguous Utopia [= Обездоленный] (1974).

На самом деле, он описывает не миры будущего, а миры прошлого: 20 век, противостояние систем, недостаток ресурсов, враждующие идеологии.


Поэтому, нельзя сказать, что я умираю от восторга... Все как бы и так понятно, но некоторые моменты просто прекрасны. Особенно все, что касается детского образования на планете, заселенной анархистами.


Хотела поделиться еще одним описанием тюремного эксперимента. Хорошее дополнение к моему тексту об отношениях с полицией.




Понятие о «тюрьмах» они получили из некоторых эпизодов в «Жизни Одо», которую читали все они, все кто решил заниматься историей. В книге было много непонятных мест, а в Широких Равнинах никто не разбирался в истории настолько, чтобы суметь объяснить их; но к тому времени, как они дошли до периода, проведенного Одо в Форту Дрио, понятие «тюрьма» стало ясно само собой.


А когда разъездной учитель истории проезжал через их городок, он подробно объяснил им это — неохотно, как всякий порядочный взрослый, вынужденный объяснять детям нечто непристойное. Да, — сказал он, — тюрьма — это такое место, куда Государство помещает людей, которые не подчиняются его Законам.


Но почему же они просто не уходят из этого места? — Не могут, двери заперты. — Как это «заперты»? — Глупый, как в грузовике на ходу, чтобы ты не выпал! — А что же они делают все время в комнате? — Ничего. Там нечего делать. Вы же видели картины, изображающие Одо в тюремной камере в Дрио, верно? Образ вызывающего терпения, склоненная седая голова, стиснутые руки, неподвижность в наползающих тенях. Иногда заключенных приговаривают к работе. — Приговаривают? — Ну, это значит, что судья — человек, которому Законом дана власть — приказывает им выполнять какую-то физическую работу. — Приказывает им? А если им не хочется делать эту работу? — Ну, их заставляют выполнять ее; если они не работают, их бьют. — Дрожь пронизала слушавших детей, одиннадцатилетних, двенадцатилетних; ведь ни одного из них никто ни разу в жизни не ударил, и никто из них ни разу в жизни не видел, чтобы кто-нибудь кого-нибудь ударил, кроме случаев, когда это было вызвано непосредственно чисто личной злостью.




Тирин задал вопрос, который пришел в голову всем:

— Значит, много людей стали бы бить одного человека?

— Да.

— У надзирателей было оружие. У заключенных — нет, — сказал учитель. Он говорил с резкостью человека, который вынужден сказать гадость и смущен этим.

Всякое извращение обладает примитивной притягательной силой; это свело Тирина, Шевека и трех других мальчишек. Девочек они в свою компанию больше не допускали, хотя не сумели бы объяснить, почему. Тирин нашел идеальную тюрьму под западным крылом учебного центра. Это было пространство, которого как раз хватало, чтобы в нем мог лежать или сидеть один человек; оно было образовано тремя бетонными стенами фундамента и нижней стороной пола над фундаментом; стены фундамента были частью бетонной формы, пол составлял с ними единое целое, и тяжелая плита из пенокамня полностью отрезала бы его от внешнего мира. Но дверь надо было запереть. После некоторых попыток они обнаружили, что две подпорки, вставленные между противоположной стеной и плитой, запирают дверь с устрашающей бесповоротностью. Никто не сумел бы открыть эту дверь изнутри.

— А как же со светом?

— Никакого света, — сказал Тирин. О таких вещах он говорил авторитетно, потому что его воображение позволяло ему ощутить, что он находится внутри воображаемого. Если он располагал какими-то фактами, он использовал их, но уверенность ему придавали не факты. — В Дрио, в Форту, заключенных оставляли в темноте. Годами.

— Да, но как же воздух? — спросил Шевек. — Эта дверь прилегает плотно, как вакуумное сцепление. В ней нужно сделать дырку.

— Да ведь пенокамень сверлить — это сколько часов уйдет. И кто же станет сидеть в этом ящике столько, чтобы воздух кончился!

Хор добровольцев и претендентов.

Тирин посмотрел на них насмешливым взглядом.

— С ума вы все посходили. Кому охота, чтобы его взаправду заперли в такой дыре? Зачем?

Сделать тюрьму — была его идея, и этого ему было довольно; он не понимал, что некоторым людям воображения недостаточно, они должны войти в камеру, должны попытаться открыть дверь, которая не открывается.

— Я хочу попробовать, как это, — сказал Кадагв, широкогрудый, серьезный, высокомерный двенадцатилетний мальчик.

— Думай головой! — ехидно сказал Тирин, но остальные поддержали Кадагва. Шевек притащил из мастерской дрель, и они провертели в «двери» на уровне носа сквозную двухсантиметровую дыру. Как Тирин и предсказывал, на это ушел почти час.

— Сколько ты хочешь там пробыть, Кад? Час?

— Слушайте, — сказал Кадагв, — если я — заключенный, то я не могу решать. Я не свободен. Это вы должны решить, когда меня выпустить.

— Верно, — сказал Шевек, которому от этой логики стало не по себе.

— Ты там не слишком засиживайся, Кад, я тоже хочу посидеть, — сказал Гибеш, самый младший из них. Заключенный не удостоил его ответом. Он вошел в камеру. Дверь подняли, с грохотом установили на место и заклинили подпорками, причем все четыре тюремщика с энтузиазмом забивали их между дверью и стеной. Потом все столпились у дырки для воздуха, чтобы посмотреть на своего пленника, но ничего не увидели, потому что свет попадал в тюрьму только через это отверстие.

— Смотри, не выдыши у бедного засранца весь воздух!

— Вдуй ему туда немножко воздуха!

— Вперни!

— Сколько мы его продержим?

— Час.

— Три минуты.

— Пять лет!

— До отбоя четыре часа. По-моему, этого хватит.

— Но я тоже хочу там посидеть!

— Ладно, мы тебя там на всю ночь оставим.

— Нет, я имел в виду — завтра.

Через четыре часа они вышибли подпорки и освободили Кадагва. Он вышел, оставаясь таким же хозяином положения, как и когда входил, и сказал, что хочет есть, и что это все ерунда, он почти все время проспал.

— А еще раз ты бы согласился? — с вызовом спросил Тирин.

— А то!

— Нет, теперь моя очередь!

— Да заткнись ты, Гиб. Ну, Кад? Войдешь прямо сейчас туда обратно, не зная, когда мы тебя выпустим?

— А то!

— Без еды?

— Заключенных кормили, — сказал Шевек. — Это-то во всем этом и есть самое нелепое.

Кадагв пожал плечами. У него был вид высокомерного долготерпения, совершенно невыносимый.

— Слушайте, — сказал Шевек двум самым младшим мальчишкам, — сходите на кухню, попросите остатков, да захватите воды — полную бутылку или что-нибудь такое. — Он обернулся к Кадагву. — Мы тебе дадим целый мешок еды, так что можешь сидеть в этой дыре, сколько захочешь.

— Сколько вы захотите, — поправил Кадагв.

— Ладно. Лезь! — Самоуверенность Кадагва пробудила в Тирине жилку сатирического актера. — Ты — заключенный. Ты не имеешь права возражать. Понял? Повернись кругом. Положи руки на голову.

— Зачем?

— Что, передумал?

Кадагв угрюмо повернулся к нему лицом.

— Ты не имеешь права спрашивать, почему. Потому что, если спросишь, мы можем тебя побить, а тебе придется стерпеть это, и никто тебе не поможет. Потому что мы можем тебе напинать по яйцам, а ты не имеешь права дать нам сдачи. Потому что ты не свободен. Ну, как, хочешь довести это дело до конца?

— А то! Стукни меня.

Тирин, Шевек и заключенный стояли лицом друг к другу, — странная замершая группа вокруг фонаря, в темноте, среди тяжелых стен фундамента.

Тирин улыбнулся — дерзко, с наслаждением:

— Ты мне не указывай, что мне делать, спекулянт поганый. Заткнись и лезь в камеру! — И, когда Кадагв повернулся, чтобы выполнить приказание, Тирин выпрямленной рукой толкнул его в спину, так что он с размаху упал. Кадагв резко охнул, то ли он неожиданности, то ли от боли, и сел, держась за палец, ободранный или выбитый о заднюю стенку камеры. Шевек и Тирин молчали. Они стояли неподвижно, с нич его не выражающим лицами, в роли тюремщиков. Теперь уже не они играли эту роль, она сама владела ими. Младшие мальчики вернулись, неся холумовый хлеб, дыню и бутылку воды; они разговаривали между собой, но странное молчание у камеры сразу же охватило и их. Еду и воду просунули в камеру, дверь подняли и заклинили. Кадагв остался один в темноте. Остальные столпились вокруг фонаря. Гибеш прошептал:

— А куда он будет писать?

— В постель, — сардонически-четко ответил Тирин.

— А если он какать захочет? — спросил Гибеш и вдруг звонко засмеялся.

— Что смешного в том, что человек хочет какать?

— Я подумал… вдруг он не увидит… в темноте… — Гибеш не сумел толком объяснить, что его так рассмешило. Они все начали хохотать — без объяснений, захлебываясь смехом, пока не стали задыхаться. Все понимали, что мальчику, запертому там, внутри, слышно, как они смеются.

В детском общежитии уже прошел отбой, свет погасили, и многие взрослые уже тоже легли спать, хотя кое-где в бараках еще горел свет. Улица была пуста. Мальчишки с хохотом неслись по ней, окликая друг друга, вне себя от радостного сознания, что у них есть общая тайна, что они мешают другим, что они озорничают. В своем общежитии они перебудили половину ребят, гоняясь друг за другом по холлам и между кроватями. Никто из взрослых не вмешался; постепенно шум затих.

Тирин и Шевек еще долго сидели на кровати Тирина и шептались. Они решили, что Кадагв сам нарвался, и теперь пусть сидит в тюрьме целых две ночи.

Во второй половине дня из группа собралась в мастерской регенерации пиломатериалов, и мастер спросил, где Кадагв. Шевек переглянулся с Тирином. Не ответив, он почувствовал себя умным, хитрым, могущественным. Но когда Тирин спокойно ответил, что он, наверно, сегодня пошел в другую группу, эта ложь неприятно поразила Шевека. Ему вдруг стало не по себе от своего чувства тайного могущества: у него зачесались ноги, загорелись уши. Когда мастер обратился к нему, он резко вздрогнул от страха, или тревоги, или от какого-то подобного чувства, которого он раньше никогда не испытывал; это было что-то вроде смущения, только хуже: глубоко внутри и мерзкое… Он заделывал и шлифовал песком дырки от гвоздей в трехслойных холумовых досках и сами доски шлифовал песком до шелковистой гладкости. И каждый раз, как он заглядывал в свои мысли, в них оказывался Кадагв. Это было отвратительно.

Гибеш, которого они поставили часовым после обеда, с встревоженным видом к Тирину и Шевеку.

— Мне послышалось, что Кад там что-то говорит. Каким-то чудным голосом.

Все помолчали.

— Мы его выпустим, — сказал Шевек.

Тирин напустился на него:

— Да брось ты, Шев, чего ты сопли-то распустил. Не впадай в альтруизм! Пусть досидит до конца, тогда сам себя потом уважать сможет.

— Какой, к черту, альтруизм. Я хочу себя уважать, — ответил Шевек и направился к учебному центру. Тирин знал его; он больше не стал тратить время на спор с ним, а пошел следом. Одиннадцатилетние плелись сзади. Они проползли под зданием к камере. Шевек вышиб одну подпорку, Тирин — вторую. Дверь тюрьмы с глухим грохотом упала наружу.

Кадагв лежал на земле на боку, свернувшись калачиком. Он сел, потом очень медленно встал и вышел наружу. Он сутулился больше, чем было нужно из-за низкого потолка, и часто-часто мигал от света фонаря, но выглядел, как обычно. Воняло от него невероятно. Пока он сидел в камере, у него неизвестно почему сделался понос. В камере было нагажено, на рубашке у него были мазки желтого кала. Когда при свете фонаря он увидел это, он попытался прикрыть их рукой. Никто ничего не сказал.

Когда они выползли из-под здания и повернули к общежитию, Кадагв спросил:

— Сколько прошло-то?

— Около тридцати часов, считая первые четыре.

— Долго, — без особого убеждения сказал Кадагв.

Когда они отвели его в душевую отмываться, Шевек бегом кинулся в уборную. Там он наклонился над унитазом, его стало рвать. Спазмы прекратились только через четверть часа. Когда они прошли, он почувствовал себя совершенно вымотанным, ноги у него дрожали. Он пошел в общую комнату отдыха, немножко почитал физику и рано лег спать. Ни один из всех пятерых больше ни разу не подходил к тюрьме под учебным центром. Никто из них ни разу не упомянул об этом случае, кроме Гибеша, который однажды похвастался им нескольким мальчикам и девочкам постарше; но они ничего не поняли, и он перестал говорить об этом.



 



3:24    Комментариев: 4   МЕТКИ:, , ,


 04.11.2011

Новая книжка Давида Грэбера

 



Давид Грэбер только что выпустил новую книжку.


Можно бесплатно скачать со scribd (что я только что и сделала).

 



 



15:02    Оставить комментарий   МЕТКИ:, , ,


 20.02.2011

Детям о войне

Дочитали с Беней Зощенко "Рассказы для детей". Последние несколько рассказов в сборнике были о второй мировой войне. Ох, сколько же я таких рассказов прочитала во время своего советского детства! 

Особенно меня тронул рассказ, в котором 45 детей, работая на поле, увидели немецкого летчика, который катапультировался со сбитого самолета. Летчик не стал в детей стрелять, решив, что дети безопасны. А напрасно! Потому что детки навалились на него рукам, зубами и ногами, повязали и отвезли в штаб.

Пока читала, вспоминала историю Джозефа Бойса, спасенного татарами при похожих обстоятельствах. Рассказала ее Бене. Но, он как-то ничего не понял и не составил единственно верного мнения о том, что такое героизм и как правильно себя вести.

Наверное, это правильно.

В дополнение к депрессивному гриппу, сама вчера читала отрывки из блокадных дневников Любови Шапориной, опубликованных на openspace.

Больше всего поразила история про людоедство:

10 февраля. <…> В квартире 98 нашего дома жила некая Карамышева с дочкой Валей 12 лет и сыном-подростком ремесленником. Соседка рассказывает: «Я лежала больная, сестра была выходная, и я уговорила ее со мной побыть. Вдруг слышу, у Карамышевых страшный крик.

Ну, говорю, Вальку стегают. Нет, кричат: спасите, спасите. Сестра бросилась к двери Карамышевых, стучит, ей не отворяют, а крик “спасите” всё пуще.

Тут и другие соседи выбежали, все стучат в дверь, требуют открыть. Дверь отворилась, из нее выбежала девочка вся в крови, за ней Карамышева, руки тоже в крови, а Валька на гитаре играет и поет во все горло. Говорит: топор с печки на девочку упал.

Управхоз рассказал сведения, выяснившиеся при допросе. Карамышева встретила у церкви девочку, которая просила милостыню. Она ее пригласила к себе, обещала покормить и дать десятку.

Дома они распределили роли. Валя пела, чтобы заглушить крики, сын зажимал девочке рот. Сначала Карамышева думала оглушить девочку поленом, затем ударила по голове топором.

Но девочку спасла плотная пуховая шапочка. Хотели зарезать и съесть. Карамышеву и сына расстреляли. Дочку поместили в спецшколу. От нее узнали все подробности, рассказ управдома Ивана Михеевича». <…>

Моя бабушка, пережившая блокаду, рассказывала, что знала о случаях людоедства. У них в коммуналке жила соседка, которую поймали за этим делом. И она даже приглашала мою бабушку-тогда-подростка в гости. И еще бабушка рассказывала, что когда город освободили и его заполнили советские воинские части, одной из главных напастей для жителей стали изнасилования.

 
3:39    Комментариев: 38   МЕТКИ:, ,


 11.02.2011

Занятия немецким.



Беня теперь со мной по вечерам занимается немецким.



Читаем вот эту метафизическую книжку и выписываем непонятные мне слова.  Мне собственно все слова не понятны, потому что я немецкого совсем не знаю, никогда не учила и ни с кем по-немецки не общаюсь.



Беня в основном нажимает на проверку домашних заданий, выставления оценок и личную подпись учителя на каждой странице.

За прилежание мне полагаются на титульном листе звездочки и другие знаки отличия.

 
3:52    Комментариев: 2   МЕТКИ:, ,


 20.01.2011

Вечернее чтение с Беней

Читали сегодня Зощенко "Рассказы для детей".

Вообще-то Беня презрительно относится к детским книжкам (которые написаны для детей). Он любит провести ночь за чтением пухлой английской книжки так, чтобы обложка была в черепах и гремучих змеях, а в названии использовались слова "смерть" или хотя бы "приведение", написанные кроваво-красной краской.

Любимое чтение - коллекция книжек Goosebumps.

А Зощенко почему-то понравился. Рассказики написаны простым неторопливым языком без всяких понтов. Прочитали про мальчика, который хотел быть смелым, потом еще про какого-то будущего пожарника.

Я уже хотела предложить Бене почитать другую книжку, а тут вдруг попался рассказ о "Леле и Миньке", а там пассаж:

И та мама удивилась моим словам и сказала:

— Наверное, ваш мальчик будет разбойник.

И тогда моя мама взяла меня на ручки и сказала той маме:

— Не смейте так говорить про моего мальчика. Лучше уходите со своим золотушным ребёнком и никогда к нам больше не приходите.

И та мама сказала: — Я так и сделаю. С вами водиться — что в крапиву садиться.

И тогда ещё одна, третья мама, сказала: — И я тоже уйду. Моя девочка не заслужила того, чтобы ей дарили куклу с обломанной рукой.

И моя сестрёнка Леля закричала: — Можете тоже уходить со своим золотушным ребёнком. И тогда кукла со сломанной ручкой мне останется.

И тогда я, сидя на маминых руках, закричал: — Вообще можете все уходить, и тогда все игрушки нам останутся.

И тогда все гости стали уходить.

Все-таки Зощенко чудо как хорош!

 
11:17    Комментариев: 24   МЕТКИ:, ,


 21.07.2010

Как читать сложные книжки.

Сам Маймон объяснял свой метод восприятия трудных книг так.


Сначала Маймон составляет смутное представление по прочтении главы и потом думает, как бы он сам решил вопрос.


Так он «вдумывает себя в книгу». Как это ни невероятно, но Маймон, самоучка,


никогда не бывший в университете и не так хорошо владеющий немецким, не только смог понять


«Критику чистого разума», но даже уловил в ней слабые места и послал самому Канту критику


«Критики» с сопроводительным письмом общего знакомого Маркуса Герца (Markus Herz).


Сам Герц сказал Маймону, что хотя и является одним из главных учеников Канта,


пока не готов высказать о «Критике» суждение, равно как и про письмо Маймона.


Ответ довольно долго не поступал, так как Кант был очень занят, а рукопись от незнакомого человека


была довольно объёмистая. Но когда Кант начал её читать, он пришёл в восторг:


«Никто из моих оппонентов не понял моё сочинение так хорошо как господин Маймон»,


писал Кант Герцу.[26] И самому Маймону Кант тоже направил письмо с похвалами и с ответом на критику.


Это защитило на будущее Маймона от упрёков, что он просто не понял Канта.[27]


У Канта никогда не было времени на переписку, так что это письмо - одно из самых длинных писем Канта.


via



4:58    Комментариев: 4   МЕТКИ:,


 25.06.2010

Книги, которые я хотела прочитать, но передумала


Книги, котрые я хотела прочитать, но потом передумала.
Рубрики: КартаПроектов/МояКоллекция/КнигиНечитать

Эдуард Лимонов Лимонов против Жириновского?
Головин. «Урла» – недочитала. бросила.
*Эл Райс Джек Траут МАРКЕТИНГОВЫЕ ВОЙНЫ – читать как детектив не получилось, а другое надобности не было.
* http://oops.tepkom.ru/~msk/Weiz/Weizenbaum.html Вейценбаум Дж.
Возможности вычислительных машин и человеческий разум.
От суждений к вычислениям. – Только просмотрю. Всю читать не буду (не смогу).
Хм... просмотрела недостаточно. Нужно будет вернуться еще раз.
* «Волшебный котел» Эрик Реймонд – посмотрела, все читать не стала.
* «Зависть» Олеша – cломалась Джорнада, не могу дочитать... наверное полезу он-лайн. Очень хотелось бы дочитать. Нужно обязательно.
* http://texts.pp.ru/ Тексты: Евгений Головин, Андрей Чернов, может быть Мамлеева. Но нужно быть осторожным, тут какая то чернуха пошла. Один дизайн чего стоить. Можно так и пригорюниться. Не буду пока никого читать, кроме Головина.
Головина все таки забросила. Должно быть, нужно находиться внутри тусовки, чтобы адекватно воспринимать такие тексты. Так что, бог с ними.
2:53    Оставить комментарий   МЕТКИ:, ,


 31.03.2010

Читаю…

В Копенгагене пасмурно.


Сижу за огромным столом в по-скандинавски пустой гостинной и перебираю свой reading list.


Я теперь читаю так: скачиваю все приглянувшиеся материалы на букридер, а потом отмечаю на сайте,


что прочитано, а что еще нет.


Получается каталог ссылок с датами: когда и что прочитал.


К размышлению на тему будущего книг, попался старый текст Умберто Эко:


Средние века - цивилизация зрелищного, где собор, великая каменная книга, - одновременно и рекламный плакат, и телеэкран, и мистический комикс, который должен рассказать и объяснить, что такое народы земли, искусства и ремесла, дни года, каковы время посева и сбора урожая, таинства веры, эпизоды священной и светской истории и жизнь святых (великие образцы для подражания, подобные сегодняшним «звездам» и эстрадным певцам, то есть людям из элиты, лишенным политической власти, но воздействующим на публику с огромной силой).



8:54    Комментариев: 11   МЕТКИ:,


 29.05.2009

Быт

За последний месяц мы радикально изменили образ жизни: перестали есть мясо, сахар, соль, отказались от всех консервов. Ноэл еще не пьет кофе, вообще никакого алкоголя и черного чая, не ест рыбу.


Теперь еще нужно завести в квартире гидропоническую грядку и выращивать свою собственную еду.


На форуме ponic.ru, который я почти ежедневно просматриваю, симпатичные юзеры обмениваются на этот счет практическими советами.


В качестве пропаганды своих интересов:


Организовала вконтакте сообщество "Городские сады" . ("Группа, посвященная городскому садоводству,


самообеспечению горожан, взаимопомощи,


экологическому образованию.)


Написала текст про гидропонику для www.chaskor.ru.


Сейчас заканчиваю статью про ГМ-продукты. (всем советую посмотреть "Будущее еды").


Обсудила с юзерами миролюбимого сообщества вегетарианцев тему ГМ_продуктов.


Даже там оказалось множество сторонников подхода "дамочка, прекратите паниковать, вы ботанику в школе не выучили".


Для россиян вообще свойственно любые общественные организации и тем более, частных граждан, задающих вопросы, считать чем то средним между неизличимыми идиотами и агентами-террористами, мешающими распространению благословенного свободного рынка и тотального научно-технического прогресса.


Ученые и просто преуспевающие россияне изощряются в издевательствах над чахлыми российскими бледо-зелеными движениями.


Думаю, что они их затопчут, как в свое время затоптали общественные и противозащитные организации в постгорбачевской России.




3:25    Комментариев: 19   МЕТКИ:, , , ,