06.01.2012

100 лет за 10 минут


В таком формате почти не возможно успеть встать на чью-то сторону.


Только прочувствовался речью молодого красавца Кеннеди "Я- берлинец", как тут же видишь бомбежку Вьетнама, только мысленно объеденился с берлинцами, разрушающими стенами, как начинается иракская война.


Вообще, если смотреть на события с некоторого расстояния, то не охота ни в чем участвовать. 





14:40    Комментариев: 2   МЕТКИ:,


 01.01.2012

О демократии при Горбачеве.

Читаю:


Стивен Коэн Можно ли было реформировать советскую систему. 


К концу 1980-х КПСС, прошедшая в своем развитии долгий и непростой путь, представляла собой огромное государство, состоявшее из четырех связанных между собой, но при этом существенно различных, общностей: относительно небольшой руководящий орган — пресловутый аппарат, диктаторски контролирующий всю партию и, хотя и все меньше, собственно бюрократическое государство; назначаемая аппаратом, но более многочисленная и разнообразная номенклатура, представители которой занимали все важные посты в советской системе; примерно 19 миллионов рядовых членов, многие из которых вступили в партию по карьерным соображениям или из конформизма; и, как минимум, две скрывающиеся в тени тайные политические партии — реформистская и консервативная, зародившиеся в «монолитной» однопартийной системе в 1950-е годы.


Естественно, что все эти компоненты КПСС по-разному реагировали на реформы Горбачева. Был или не был реформируем партийный аппарат — а это около 1800 функционеров в центральных органах в Москве и еще несколько сотен тысяч на других уровнях системы[22], — едва ли имело значение, поскольку к 1990 году, благодаря политике Горбачева, он был лишен большинства своих прав и привилегий.


(Особенно показательной в связи с этим была растущая оппозиция реформам со стороны Егора Лигачева — главного представителя партаппарата, некогда союзника Горбачева.) Главный штаб аппарата, Секретариат ЦК, фактически прекратил свою деятельность, партийные комитеты в министерствах были распущены или утратили влияние, а на более низком государственном уровне их власть перешла в руки избираемых Советов.


В провинции этот процесс шел гораздо медленнее; толчком послужило обретение им официального статуса, когда полномочия, десятилетиями осуществлявшиеся ЦК и Политбюро, торжественно были переданы новому советскому парламенту и президенту.


Контроль и влияние аппарата существенно снизились даже внутри самой партии, а в 1990-м его глава — генеральный секретарь, прежде выбиравшийся тайно партийными олигархами из своего числа, — впервые был избран открыто на общесоюзном съезде партии.


Чем больше я читаю и думаю о том, что произошло в России во время Горбачева, тем больше понимаю, что "все могло бы быть иначе". Тогда единственный правильный путь был добиваться "скандинавского варианта" и "социализма с человеческим лицом". 


Нужно было изо всех сил помогать Горбачеву.




6:22    Комментариев: 15   МЕТКИ:, ,


 02.12.2011

Как бы чего не вышло!

Лев Лурье, историк, пишет:


Не могу не ворчать

02.12.2011 12:24 / Комментарии (114)

Спросите у любого толкового экономиста или просто поглядите вокруг. Россия никогда не жила материально лучше и свободнее, чем во времена Владимира Путина. И, тем ни менее, с 1980-х не припомню такой политической активности. На каждом углу ругательски ругают начальство.


Все, от девушек из модных хипстерских баров до лузгающих семечки охранников, хотят проголосовать так, чтобы насолить Кремлю и Смольному. Любопытно, что и топ-менеджеры, и бизнесмены, и даже люди из министерств настроены одинаково. Все чего-то злорадно ждут.


Коллега Дмитрий Травин в недавней колонке на «Фонтанке» оправданно волнуется: не так ли в начале XX века своим брюзжанием российская общественность ввергла в страшную смуту относительно благополучную, политически стабильную Россию. А ведь предупреждали авторы знаменитого сборника «Вехи»: «Нельзя мечтать о слиянии с народом, - бояться его мы должны пуще всех козней власти и благословлять эту власть, которая одна своими штыками и тюрьмами еще ограждает нас от ярости народной».


«Вехи» вышли в 1909 году; позади были страшные годы «русской смуты» - 1905, 1906, 1907-й: солдатские бунты, погромы имений, перестрелки в центре столиц. «Смута» в конце концов привела к конституции, премьер-министру Столыпину и позволила интеллигентам невозбранно печатно рассуждать о судьбах России. Революция осталась позади и воспринималась в 1909-м, как сегодня лихие 1990-е.


Ситуация изменилась к 1912 году. Темпы роста ВВП поражали воображение, зримо росло не только благосостояние городов, но и села. Мужик впервые стал важным покупателем – керосиновых ламп, швейных машинок, сепараторов, жести, ситца. Петербургские рабочие выписывали газеты, жили в отдельных квартирах, ходили в Народный дом на Шаляпина. Студенты хоть разок да наведывались в Венецию и Рим. Восстанавливались после поражения с Японией армия и флот. «Русские сезоны» Сергея Дягилева завоевывали Европу.


Страной управляло правительство во главе с компетентным и экономным Владимиром Коковцевым. Дума была местом для дискуссий, но голосовала правильно. «Партия власти» - октябристы - почти гарантированно обеспечивала большинство.


Между тем страну - и особенно столицу - раскачивали почти непрерывные политические стачки и демонстрации. К лету 1914-го дело шло к восстанию, прерванному Первой мировой войной. О дальнейшем лучше не вспоминать.


Недовольство возникает не тогда, когда угрожают настоящие голод, смута, война. Наоборот, протест – некий дополнительный бонус, как поездка в Анталию или покупка айфона. Возникает ощущение, что твой успех упирается в потолок, обстоятельства мешают, надо что-то делать. Сытый человек больше голодного озабочен и планированием жизни, и обережением чувства собственного достоинства.


Казалось бы, в 1912-м - покупай сайки от Филиппова, обедай в «Вене», сходи послушай модного поэта Блока. Ан нет, всех интересуют Григорий Распутин, непомерные расходы великих князей и казнокрадство. Так и дожили до февраля 1917-го.


Начальству, кажется, нечего волноваться, можно гордиться. И похоже, что нынешняя власть, как и тогда, в 1912 году, не озабочена самоощущением граждан. А ведь тупое давление вызывает глухое ворчание. Поначалу.


Нынешняя ситуация похожа. Бары на Фонтанке и кафе на Невском - переполнены, машины стоят в бесконечных пробках. Празднуют не только Новый год и именины тестя, но и дни молодого божоле и Валентина. В Пулково – не протолкнуться, «Аллегро» забиты, дачи в финской Карелии скуплены петербуржцами на корню. А разговоры не о достатке, а о Магнитском, кооперативе «Озеро», разоблачениях Навального, беззаконии, откатах, взятках.


Телевизор подконтролен Кремлю. Но работает против власти упорно и эффективно. Четыре года подряд нам показывают самовлюбленного сорокапятилетнего мужчину, который хвастается своими новыми игрушками, пока ему не говорит старший дядя: всё, наигрался – пойди выучи уроки. Настоящий же лидер настолько, видимо, устал от общения со своими подданными, что предпочитает серьезному разговору шутки-прибаутки.


Мысль о том, что при таких ценах на углеводороды народ готов власти ноги мыть и воду пить, не так уж бесспорна. В Париж мы съездили, квартиру на ипотеку построили, «Форд-Фокус» купили.


Но Вашими ли усилиями? Будьте поласковее.


Лев Лурье, историк


Я, конечно, не историк, но мне казалось, что в 1917 году в Питере был голод и война + огромные долги западу по кредитам. Большевики были единственные, готовые объявить дефолт и прекратить войну. Именно поэтому большевики и победили.


Ничего похожего с нынешней ситуацией.


Интересно, что и через 20 лет после перестройки, диссидентский миф о прекрасной дореволюционной России, разрушенной злобными большивиками, живет и здравствует.


А из этого мифа следует занятный вывод о том, что нынешней власти, конечно, не нужно давать спуску ("Мысль о том, что при таких ценах на углеводороды народ готов власти ноги мыть и воду пить, не так уж бесспорна. "), но и особо кочевряжеться не стоит.


А то, как бы чего не вышло!




5:37    Комментариев: 66   МЕТКИ:,


 09.09.2011

Империи и их жители…


 


Смотрим с Беней документалки про Империи.


Engineering an Empire - из-за обилия компьютерной графики все это напоминает руководство по multiplayer games: сначала нужно было то, а потом отнять это, завалить тех, построить важное сооружение-символ, а через 100 лет, упс, ошиблись и хрен в ступе-- напал на них сосед и раскрамсал на куски.


Беня смотрит с интересом. Набирается опыта. Ему в школе задали все изучить про Атцеков. Так что он, вроде как, домашнюю работу делает.


  


Между тем, я стала почитывать популярного юзера el-murid, который на редкость  складно использует новорусский блоговый язык. А тут еще и про Атцеков написал. Не могу не процитировать: 


По сравнению с ацтеками все католические миссионеры, Лев Троцкий и Адольф Гитлер были жалкими и никчемными мечтателями. Ацтеки все как один верили в свою избранность - они были единственным народом на Земле, который обеспечивал непрестанное движение Солнца. Никому другому такое важное дело доверить было нельзя. Ну никак.


Случилась как-то у древних ацтеков заморочка - Солнце встало. Ну то есть - шло по своим делам как обычно и вдруг встало. И ни туда, и ни сюда.



У народа, понятное дело, горе. 


Как всегда в таких случаях, появляется Данко, который рвёт на груди рубаху и достает свое сердце. У ацтеков был свой Данко. Звали его Нанауатцин и был он, понятное дело, богом.


Разные легенды говорят по разному, но Нанауатцин вскрыл себя со всех сторон, провел самокардиоэктомию - проще говоря, вырвал сердце, затем самообезглавился - что сделать каменным топором весьма затруднительно - но он, понимаете, справился.


В общем, что там было в деталях - сказать сложно, но топлива в бак он налил - и Солнце поехало.


Одна проблема - ёмкости бака у Солнца хватало всего на 52 года, и по истечению этого срока процедуру заезда на заправку нужно было повторять. Хотя поголовье богов у ацтеков было немаленьким - и достигало тысячи и более штук, но рисковать таким ценным материалом было признано нецелесообразным, и запускать Солнце было решено топливом из менее качественного материала - из крови человечьих жертв.



 


Низкое качество продукта компенсировалось количеством. Так вот - весь смысл своего существования ацтеки определили по-большевистски прямо и ёмко - мы живём, чтобы Солнце светило. 


По этому поводу они понастроили около 40 тысяч храмов по всей стране, и каждый храм, понятное дело, освящали. Скажем, в 1483 г. императору Кальчиутлатонаку (что на местном суржике звучало как Пробитый изумрудами) пришла в голову блестящая идея провести реконструкцию целой храмовой группы, которая была посвящена богу Уицилопочтли. 


По масштабу работ до Хеопса он не дотянул, хотя старался. Тем не менее пятилетку завершили, как это всегда бывает, в четыре года - и уже в 1487 году на торжественное собрание были приглашены все вожди всех племен, входивших в то, что называется народом ацтеков. 



Понятное дело, в гости без подарков не ходят - и у вождей с собой было. По самым разным оценкам, открытие храмового комплекса обошлось в 80.000 жертв. Правда, гуляли не только в свежеотстроенном комплексе, а во всех храмах Теночтитлана - так звалась столица. 


 



 


А храмов в Теночтитлане было под 300 штук. Открывал торжественное заседание, кстати, не прежний император, издырявленный драгоценными камнями, а его преемник - Ауисотль. 


Как произошла смена власти, не сообщается, но весьма похоже, что Кальчиутлатонака отправили в биореактор. Новый император подал пример подданным, зарезав первую жертву.


Процедура жертвоприношения, кстати, была делом весьма ритуально значимым. Вначале у пациента вырывали сердце. Так как железо ацтекам было незнакомо, в качестве инструментов они пользовали обсидиановые ножи и каменные топоры. Поэтому вскрывать грудную клетку было крайне затруднительно.



Предприимчивые ацтеки нашли выход. Их жертвенные камни были устроены так, что клиента клали на него спиной, и средняя часть тела выгибалась вверх. 


 


Доктор аккуратно взрезал мягкие ткани под ребрами и засунув руку в отверстие, вынимал сердце. Иногда клиент еще жил около полуминуты. Драгоценную кровь спускали на землю или к подножию камня, принося жертву богу Земли.


Сердце - как наиболее ценная часть - предназначалось богу Солнца. Тело сбрасывали вниз, хозяин тела, предоставивший его на процедуру, был обязан съесть кусочек. Это было весьма почетно, между прочим.


В особо значимых случаях жертве рубили голову.


Дело было нелегким, так как и металлическими топорами коллеги ацтеков в Европах не всегда ловко срубали с первого раза. Каменным топором это сделать вообще невозможно - мягкие ткани принимают на себя энергию удара.


Поэтому жертву ритуально освобождали от ненужных шейных мышц, оставляя только позвоночник и трахею - чтобы клиент был жив до самого конца. Ну, а уж затем...



В большинстве Великих Империях жителям приходилось не сладко. Испанские конкистадоры, не менее брутально уничтожившие покоренное население Мексики, чем это делали атцеки, тоже не особенно радовались жизни: они были в долгах, болели, погибали и никакой надежды на relief.


Сам Кортез, как известно, закладывал украшения жены, чтобы свести концы с концами и молил испанскую корону предоставить ему хоть какие-то средства к существованию.


Кто бы снял документальное кино ---  "Руководство по бескровному уничтожению империй". 


СССР, ксати, развалился относительно бескровно, но тоже бесконечно болезненно. 




6:13    Комментариев: 5   МЕТКИ:, , ,