05.04.2011

Опасная иллюзия




фотография sergey-chernov



Перепост с картинками gadkaya_zebra wrote in dspa,



31 марта 2011 года в Санкт-Петербурге акция в рамках “Стратегии-31” приобрела формат “Марша на Смольный”, в котором приняли участие около 1000 человек. Мы, ДСПА, считаем необходимым выразить свое отношение к данному событию. Несколько наших активистов приняли участие в марше в качестве наблюдателей. Наша позиция основана в том числе и на их антропологических наблюдениях.





31 марта вместо стояния напротив ОМОНа случился марш, и публика вынуждена была пойти за актёрами, став участниками происходящих событий. По пути марш вбирал разного рода авантюристов и доморощенных спонтанных документаторов – обладателей последних моделей айподов, которые снимали происходящее на видео и фото.





В принципе идти внутри колонны по Невскому и далее было достаточно безопасно, потому что менты как будто в лицо знали зачинщиков и обделяли пристроившуюся к героям публику вниманием, что в этих контекстах можно было бы счесть оскорблением.





Людей было много, и невозможно было их перепутать с фланирующей от бутика к бутику публикой, обычно наполняющей Невский проспект. Появилось ощущение сопричастности каким-то странным социальным формам бытия. Что-то архаичное…



 





Оппозиционеры обладают парадоксальным желанием. Разве не парадокс – хочу протестовать и быть за это наказанным иначе протест не удастся? Тут сводятся вместе желания освободиться и “повязаться”. Героизм, его так много в этих героических героях, возглавлявших шествие. Собственно, только они и интересовали прессу. Вот они: надежда и оплот нации. Оппозиция упивалась в нарциссизме и самолюбовании. Она не могла прийти в себя от восторга, когда над ней всё ниже и ниже летал вертолёт, который был напуган неожиданно появившимися анархистами, перекрывшими Невский пр. и затем куда-то улетучился. Естественно, шоу было бы не полным, акция бы провалилась, если бы героев не арестовали и они с мученической гордостью не приняли бы на себя терновый венец праведного страдания. Активисты с упоением кончают акции таким театрализованным самоубийством. Это напоминает спектакль, премьера которого уже в прошлом, но его играют и играют, и есть люди всегда готовые на него смотреть и в нём участвовать. Определённость развития драматургии уже задана и всегда воспроизводится. Сценарий, по которому играют пьесу, во что бы то ни стало надо сохранить в неприкосновенности. Нужен экшен, чтобы приковать к себе внимание телекамер и заставить сопереживать исповедуемой идее тысячи сердец телезрителей, потому что они никогда на практике не разделят опыт героев, эти слабые духом обыватели. Опыт неконвентируем.





Стратегия-31 переросла саму себя и стала определённого рода мистериальной практикой оппозиции, в которой она только и может в прямом телесном контакте с властью познать и понять себя как оппозицию. Стратегия-31 стала ритуалом, цель которого – воспроизводство себя любыми средствами вне зависимости от того, каковы внешние условия и внутренние задачи. В этом отношении она приобрела черты антропогенного фактора – она производит определённого рода вовлечённого агента – способного на зло папе президенту вскрыть себе вены. Действительно, вы ищете себе господина и вы его получите.





Формула СМИ-успешности стратегии 31 такова – побольше перекошенных лиц поругаемых пенсионеров, побольше юных дев с рыжими волосами в разорванных белых одеждах, горделивыми очами взирающих на омоновцев, ведущих её в уазик, героических юношей с мегафонами и без, взбирающимися на сайт-специфик верхотуры и кричащих от туда за идею и за правду. Действительно, помесь античной трагедии с американским блокбастером. Мы считаем неправильным для левых активистов участвовать в марше, который возглавляют Немцов, Яшин и Курносова. Жест наших товарищей-анархистов потонул и оказался несчитываемым в этом либерально-нацбольском болоте. Как это ни прискорбно, но в сухом остатке осталась фраза Немцова “Здорово мы сегодня зажгли”, обнуляющая усилия наших товарищей, которые в глазах масс превратятся в массовку либералов и лимоновцев.





Мы участвовали в первых маршах несогласных, стремясь извлечь из них какой-либо полезный опыт, понять тактику милиции/полиции при разгоне уличных акций. Участие с другими целями в маршах несогласных мы считаем сейчас бессмысленным.



Пытаться артикулировать свою позицию на Стратегии-31 влечет за собой практически неизбежный “повяз”, поэтому эти попытки неэффективны.



Стратегия-31 заявляет своей целью борьбу за свободу. Не бывает абстрактной свободы. Борьба за абстрактную свободу – это на самом деле борьба за передел мест в парламентах. Партии ПАРНАС, Другая Россия, РОТ-Фронт хотят баллотироваться в Думу и получать там свои 5-7%.





Стратегия-31 создает опасную иллюзию, согласно которой заявления перед камерой, героические жесты одиночек – это политика. Мы считаем, что политика как освободительная борьба не может выливаться в регулярные медийные акции. Спектакулярность Стратегии-31 обозначает ее не-истинность.



Это – замена политики. Сама же политика может существовать только в регистре борьбы широких масс за свое освобождение. Политика – это повседневная и малозаметная работа в массах.



Политика – это выступления низовых инициативных групп и профсоюзов, выдвигающих свои требования и не претендующие на места в парламенте. Когда низовые инициативные группы и свободные профсоюзы без либералов и лимоновцев пойдут на Смольный, мы будем с этими инициативными группами и профсоюзами.



И мы приложим все усилия, чтобы низовое выступление состоялось. Для этого надо отвергнуть все субституты политики, пытающиеся инструментализировать недовольство буржуазным режимом. Массы – настоящие герои.



все фотографии - Сергея Чернова



текст gadkaya_zebra






Share to Facebook
7:23   МЕТКИ:, ,



Оставить комментарий

(required)

(required)